Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче


Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

У ребенка есть самое главное-Семья!
Может наша история тоже поможет кому-то определиться с выбором.В такой растерянности, что даже не знаю с чего начать.Моя мама больше 20 лет проработала в школе-интернате для детей-сирот, так что, что такое брошенные дети знаю не по наслышке,но к такому не была готова.Наша семья взяла девочку из детского дома,в приемную семью. Ей 1 год и 5 месяцев. Когда пришли смотреть ее в детском доме, показали девочку-хорошенькая, но очень маленькая. Ее отставание в весе списывалось на то,что она родилась на месяц раньше срока с весом 2300.Мы с мужем верили в это, как и в то,что многие дети плохо едят.При возрасте год и пять она весит всего 7500. Но все оказалось иначе. Совсем недавно мы принесли Марьям(так зовут нашу девочку) домой.Конечно все безумно счастливы, но сейчас не о том.Вы бы видели с какой жадностью ест ребенок. Девочка постоянно хочет есть,а пьет с такой жадностью, как будто пьет впервые. И дело не в том ,что в детском доме маленькие порции,а в том что их не кормят с ложки, как они сами поедят и ладно. Марьям может ложку только держать и засовывать в рот,но набирать пищу она не умеет. Пооблизывав пустую ложку,берет чажку и пытается пить пищу. Естественно,что то попадает в рот, но большая часть содержимого на полу. Вот так они и питаются в детском доме. А развитие!? На них на всех не хватает рук, группы в лучшем случае по 15 человек. Итог: девочка еще не ходит, слов не говорит, развитие на уровне полугодовалого ребенка. Это очень страшно !

Хочу обратится к семьям которых все еще терзают сомнения брать или не брать. НАДО БРАТЬ РЕБЕНКА-ЭТО ОДНОЗНАЧНО ! И какие бы трудности вам бы не пришлось преодолевать, как бы там ,что-то небудет получаться, Ребенку с Вами будет лучше чем в детском доме! О наболевшем сказала, теперь о нашей семье.

Мы из Магнитогорска. Я мама Настя,мне 27.Мой муж Олег со мной во втором браке,от первого брака у него, теперь уже взрослая, дочь. В нашей семье двое своих мальчик 5 лет и девочка 3 лет. А теперь уже и (приемная) Марьям 1г5м.
Это ничего что она отстает в развитии,я уверена со временем она догонит; Ведь теперь у нее есть самое главное -Семья !

семья Кухтен

Счастье очень рядом


Мне было семь.Теплым,осенним вечером, мама вернулась с завода, со второй смены. Мы с папой терпеливо ожидали ее. Мама поведала нам такую историю: когда она с подругой ехала на смену,- то на остановке они встретили брошенного ребенка-девочку лет пяти. Перепуганного, всего в слезах ребенка мама и ее знакомая доставили в отделение милиции. Отдали и со спокойной совестью пошли на завод. Долго еще в тот вечер мама и папа, сидя за столом разговаривали о случившемся. А у меня в маленьком сердце застыл ужас от того, что маленькая девочка осталась одна, брошенная пьяной матерью посреди большого города. Я с содраганием представляла, что у нее нет ни мамы, ни папы, ни игрушек, ни любимой теплой кроватки;- что она совсем одна. И еще тогда, в моем детском сознании зародилась мечта,- большая, дружная семья. Шли годы ,...из маленькой девочки выросла зрелая женщина. Я вышла замуж, родила трех девочек, дочек-красавиц. Все было прекрасно,- только не заладилось с мужем, и грянул развод. Но время текло, девченки росли и на моем жизненном пути появился мужчина, который полюбил не только меня, но и моих красавиц. Все стало на свои места. Муж умница, дочки растут на радость нам, только детская мечта меня не покидает. Рассказала мужу,..он мне в ответ:- "Ну что Тань,-попробуем", вот и появился в нашей семье первенец Ромчик,- голубоглазый мальчуган. Прошло несколько месяцев, и вот,- поехали мы еще за двумя сыночками-лапушками братиками, Сереженькой и Максимом. Время идет, растут детишки. И вот однажды вечером,- смотрим программу местного телевидения о детях сиротах. На экране показывают мальчика Данилку;- мол ребенку семья нужна. Как поднялись тут наши мальчишки;- "папа !мама !- это нашего Данилку показывают,...когда поедем за ним ??? "Переглянулись мы с мужем..деваться некуда !!! Вот так и появился у нас четвертый мальчуган - Данилка"наполеончик". Он сам себя так величает. Живем,не тужим. Поехала я в опеку по делам,...мне говорят; - подождите пожайлуста в коридоре,...мы тут Ваших мальчишек Сережи и Максима сестренку Ксюшу в реабилитационный центр оформляем,...забрали у матери. "Я в шоке...! домой к мужу...Саша, как так...деток разлучить !". Поехали, забрали и Ксюшу. А последней в нашей семье появилась Викулька черноволосая, голубоглазая красотулька. Вот так и получилось - детская мечта сбылась. Теперь у нас с Сашей большая, дружная семья. Юленька-старшенькая 22года Настюшка-21год. Ксюнька(приемная)-17лет. Ксюнька(моя)-15лет. Серенька-11лет. Рома-10лет. Викулька-10лет. Максик-8лет. Данилка-8лет. А еще хочу поделится радостью,- 24 апреля 2010 года, наша доченька Настюша вышла замуж. Так-что в нашей семье прибыло. Зять Эдичка появился. А у мужа моего от первого брака есть сын Коленька-16лет, которого все мы любим и детвора считает его своим братом. Так, что есть счастье на земле. И очень рядом.

семья Кравченко,Краснодарский край. Семейный фотоальбом

Сережа верит в чудо


Прожив в браке 19 лет, у нас была одна дочка Даша, которой на тот момент было 17 лет. И вот вечером 8 апреля, я сидел за компьютером, разбирая письма по работе. Наташа, супруга позвала на кухню, где по телевизору показывали детей из детского дома. Тут же прибежала Даша и посмотрев программу заявила - а давайте возьмем ребенка, Я был не против. Понимая, что через 2-3 года Даша может выйти замуж и мы останемся вдвоем в доме. И вот на сайте увидел мальчика, Фото моя копия в детстве. Под фото надпись «Сережа верит в чудо». Просмотрев еще кучу сайтов, я все равно возвращался к Сережиной фотографии. Решено идем в опеку.

Первым делом заказываем справку об отсутствии судимости. Ожидание 45 дней. И вот звонок в пятницу справка готова. Начинается сбор других документов. Неделя пролетела, пятница, я звоню в региональный банк данных. И шок. Мне сообщают, что на Сережу поступила заявка от другого усыновителя. Мы сломя голову несемся в опеку и просим нам выдать последний документ
«заключение о возможности быть опекуном». Вечер пятницы, едем в другой город за билетами на поезд. И вот радостная новось, есть 2 последних билета. Двое суток на поезде. Понедельник приезжаем. Оставляем вещи у друзей и едем Детский дом. Директор детского дома нас приняла с недовольством. Без направления нельзя. Мы показали все документы и попросили только посмотреть группу на прогулке, где был наш Сережа. А направление будет завтра.

Вторник приемный день. Мы заходим в холл и перед нами женщина, снимает пальто в раздевалке. Вот он нужный кабинет, а в нем эта женщина у инспектора хочет взять направление на нашего Сережу. Поняв ситуацию инспектор приглашает и нас в кабинет. Уговоры длились примерно 30 минут и она нам уступила. Взяв направление на другого ребенка. Вот «ОНО СЧАСТЬЕ» какая-то бумажка «Направление в Детский Дом». Первая встреча. Маленький, щуплый, весь в ранках от аллергии Сережа смотрел на нас, а мы на него.«Ты будешь моим сыночком?» прошептал я ему на ушко на следующий день. Ребенка как окрылило. Он бегал по детскому дому и всем рассказывал - «У меня мама и папа, я самый счастливый» , на прогулке детей из группы отталкивает – «Это мои мама и папа».

Пролетели две недели, походов в детский дом. Мне пришлось уехать раньше на 3 дня. А Наташа осталась ждать решение . Решение комиссии - «отдать ребенка в семью».

Когда уезжали оставили все вещи и игрушки в Детском Доме. Попросили только отдать нам на память одну рубашку в которой Сережа был с фотографирован на сайт.

Прощай город в котором родился и шесть лет прожив, был ни кому не нужен. Первая в жизни поездка в поезде, мелькают города и станции, в окне увидел корову и как закричит на весь вагон – «Мама, Мама смотри корова!», добрались домой.Мы подготовились к встрече, Даша написала плакат - «Сережа – добро пожаловать домой».

Уезжая за Сергеем, мы не кому не сказали куда едем, просто по работе. У некоторых знакомых и друзей был шок, что мы сделали. Некоторые считали нас героями, на такое решится при нашем темпе жизни и работы. Мы себя героями не считаем. Мы сами делаем своё счастье.

Начало лета
И вот началось самое интересное, прожив в Доме Ребенка, затем в Детском Доме. Не зная домашний быт начались вопросы. Зачем нужен холодильник? Как микроволновая печь греет без огня? Всю свою жизнь прожив по расписанию «Что мы будем делать через час? А завтра? А какие у нас развлечения будут на выходные?. Через несколько дней я хочу в Детский Дом. А можно я ни куда не поеду на машине, а буду дома. Я не буду на клумбе траву рвать, в Детском Доме это делал садовник.

Первое купание на море запомнилось очень на долго, крик, расцарапанная спина. При попытке войти в море на пляже. Купание в ванне и дома в бассейне. Принесли свои плоды и через месяц мы уже без страха влетал в воду на пляже.

И вот первое желание помочь. Я красил трубу, Я тоже хочу! Прозвучало от Сережи. Одев на него самую, самую, одежду Я вручил кисточку и баночку краски и показал как нужно красить. Он с трудом справился с работой, и был очень доволен. Краска была везде. Пол часа мы отмывались.

Пролетело лето, и надо собираться в школу. Заявляет – «Вы хотите меня вернуть?» Я спрашиваю «Куда?» Ну, школа это тоже Детский Дом» Объясняем, что в школе дети учатся с утра до обеда, познают знания, и в неё ходят все дети. Успокоился.


Кто в детстве не мерил глубину лужи? Приходит домой со школы по колено мокрый, Спрашиваю – Ты где был? Дождь был утром а сейчас ясная погода. Молчит. Все ясно.За первый учебный год 3 пары кроссовок ушло в утиль. И двое брюк, протертые до дыр на коленях.

Как и у всех детей из детского дома привычка прятать продукты(делать запасы) и не миновала и нас. Во время уборки в ящике для игрушек лежала половина банана, яблоко в вещах пакет с печеньем и конфетами. Между диваном и стеной склад фантиков от конфет. Бедный ребенок, столько лет получая все строго по порциям, получил доступ к свободно лежащим на столе сладостям и фруктам. Конечно, его пришлось поругать за сгнившее яблоко в игрушках и фантики за диваном.

Прошел год. И как то, просматривая фотографии из Д Д, Я позвал Сережу тоже посмотреть его фото. Он резко развернулся и ушел и потом через время признался – боялся смотреть и вспоминать то время пребывания в ДД. Все проходит и сейчас с удовольствием рассматривает фотографии и вспоминает прожитые годы.

Прошло 3 года, уже другой домашний ребенок, который понимает как нужно поступить в той или иной ситуации. Я приезжаю домой, бежит мне на встречу с распростертыми руками и прыгает мне на шею, мой роднулька.Перечитывая другие истории, я тоже поймал себя на мысли,  вот в этом месте. Наверное, действительно можно было бы пожить в «свое удовольствие». Не хочу! Когда-то наивно считал, что сначала необходимо достичь какого-то уровня благосостояния, а вот потом жизнь изменится и будет счастье. Определенного уровня достиг, но ощущения счастья не появилось. Ежегодная смена автомобиля не только не приблизила к счастью, а наоборот дала возможность окончательно убедиться в том, что для меня материальные блага давно перестали быть главными в жизни. Если есть желание иметь детей, то существование без них становится бессмысленным.

На этом можно и закончить рассказ, но история повторяется, мы получили новые документы, и снова едем в другой ДД за девочкой.

И вот прошло некоторое время и мы решили дать нащу любовь и заботу еще одному ребенку. Решили на этот раз взять девочку. Начали собирать документы в августе и получили 20 октября. Подали заявку в Департамент. Получили направление на посещение девочки 8 лет. И тут мы узнаем, что ребенок категорически не хочет в семью. Как раз в этот дедь назначенно совещание директоров ДД. Мы ждем директора. 5 часов, пока она приехала, пока прошло заседание. И мы начинаем предлогать разные способы общения с ребенком. Написать ей письмо и предложить дружбу между с нашим мальчиком, или приехать в ДД и в игоровой форме попытаться установить контакт. Но все отвергается Директором. Директор детского дома не даёт нам с ней встретиться. Она попросила нас вообще не приезжать в ДД. Сославшись на то, что ребенок не хочет ни кого видеть. Наш ребенок написал письмо этой девочке. Я позвонил директору. Она сказала , что передала письмо. Дальше мы не знаем. Ответа нет. По словам директора, дети вообще не хотят идти в семьи. Они делали опрос, из 75 детей только 3 мальчика изявили желание вернуться в семью. Это самый элитный ДД в Краснодарском крае. Как музей или золотая клетка. Там созданны такие тепличные условия на показуху и такое финансирование. У нас сложилось мнение, Что директор не хочет отпускать детей. Иначе она останется без работы. 01.11.11 в этом доме была комиссия из Москвы Ассоциация приемных семей. Я бы холел пообщаться с ними. И узнат статистику - сколько детей ушло в семьи. вот сайт ДД. посмотрите на фото. http://www.m-d-d.ru/ А нас все спрашивают зачем Вы взяли ребенка из Нижнего Новгорода, у Вас своих нет в Краснодарском крае. Дети есть, Их не отдают. Мы посто в шоке. А потом эти дети живут в тепличных условиях. В 18 лет по выходу из ДД не знают, как жить в этом мире. У кого какое мнение, начать борьбу с директором, написать например Губернатору, или Малахову в программу "Пусть говорят" И другой вариант отказаться от этого, и поискать в другом регионе другую девочку. обращение на Форуме

семья Белоусовых, Андрей и Наталья из Геленджика,Краснодарский край.

Живет в нашем доме счастье!


Впервые об усыновлении мы задумались несколько лет назад, когда я лечилась от бесплодия. Насмотревшись на женщин, которые годами безуспешно пытаются забеременеть, мы с мужем решили, что даем себе на попытки еще 2 года и, если ничего не получится, то возьмем ребенка из детского дома. Но я забеременела. Беременность протекала очень тяжело, с 7 недель и до родов я пролежала в больнице на сохранении. Но, к счастью, все обошлось, и я родила замечательную девочку, Ксюшу.

Спустя 4 года мы решили завести второго ребенка. Забеременеть мне удалось, а вот выносить на этот раз нет. И тут я поняла, что мне все это надоело. Надоели эти больницы, таблетки, уколы, эти рушащиеся каждый раз надежды. Почему я должна тратить время, здоровье, деньги, нервы на попытки завести ребенка, когда есть такое количество готовых детей без мам и пап? Я знаю, что многие женщины вынесли гораздо больше, чем я, но вот у меня не хватило на это сил ни физических, ни моральных.

Я на несколько месяцев засела в конференцию Приемный ребенок http://www.7ya.ru/conf/conf-Adopt.htm , читала чужие истории, и через какое-то время мы с мужем пошли в опеку. Встретили нас там хорошо, не запугивали, не говорили - зачем вам это нужно?, не рассказывали страшилок. Правда, сказали, что ребенка нам придется ждать год-полтора, так как мы хотелидевочку полутора-двух лет.

Столько мы ждать, конечно, не собирались. Решили собрать бумаги и искать ребенка в отпуске, в Московской области. А через неделю нам позвонили из нашей опеки и сказали - есть 3 мальчика 2-4 месяцев, будете смотреть?. Вообще-то мы хотели только девочку. Мое мнение о мальчиках, как об исчадиях ада было довольно устойчивым . И уж тем более, я не хотела грудного ребенка, так как первые полгода жизни моей дочери были для меня очень тяжелыми - сказалась моя проблемная беременность. Не хотелось мне снова окунаться в первые месяцы младенчества.

Но специалист опеки так нас уговаривала, так расписывала мальчишек, показывала фотографии... которые на меня не произвели абсолютно никакого впечатления - 3 одинаковые кривоногие колбаски со сморщенными физиономиями .

Мы взяли 2 дня на размышление, и решили - что мы, в самом деле... сходим, посмотрим - можем ведь и отказаться. Так все легко казалось тогда. Но когда мы пришли в опеку, из 3х мальчиков уже остался только один . На двух других уже дали согласие другие пары. И вот в пятницу мы отправились смотреть оставшегося.

Ну, принесли. Рыжий, маленький... кривоногий... Абсолютно никаких эмоций он у меня не вызвал - впрочем, я никогда не впадала в экстаз при виде детей . Его положили на стол, мне как-то жалко стало, что он лежит на твердом. Взяла его на руки. Тепленький, мягкое пузико, серо-голубые глаза. Ребенок как ребенок, никакого ёканья я не ощутила. Но врачи, заведующая и медсестры в один голос наперебой говорили нам - "Вы посмотрите, какой хорошенький! А какой здоровенький! А какой спокойный!". Все это спокойно выслушав, мы сказали, что подумаем и пошли домой.

В понедельник надо было давать ответ. Я вообще человек, очень долго принимающий решения. Или не принимающий их вообще. Я буду долго взвешивать плюсы... минусы... обдумывать риски... пока кто-нибудь со стороны не скажет мне - да все будет нормально, давай уже, действуй.

Таким толчком стали для меня, во-первых, девочки на конференции Приемный ребенок , когда ответили мне на мой отчаянный пост . Почитав их, я успокоилась. Во-вторых, мой муж, который все выходные, пока я ныла...;А может, не будем?.. А может, не его? Страаааааашно ! , спокойно говорил - Берем. Его. Не страшно. Да чего ты, детей не видела, что ли? В общем, в отличие от меня, у мужа не было никаких метаний и страхов. И, в-третьих, мой отец, который сказал - Если решили усыновлять, надо брать этого, а если выбирать, так лучше вообще не усыновлять.

Мне было ОЧЕНЬ СТРАШНО подписывать согласие. ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ. Не потому, что я боялась пресловутых генов, наследственности, или болезней. Нет, всех этих стандартных страхов у меня не было. Болезни могут появиться и у кровного ребенка, абсолютно здоровых детей сейчас вообще рождается мало. И не обязательно пить, курить и колоться, чтобы ребенок родился больным - к сожалению, это случается и у вполне нормальных родителей. Не говоря уже о том, что многие болезни могут появиться и позже. Боязнь <генов> меня вообще всегда умиляла . Я понимаю, когда плохих генов боятся аристократы, из поколения в поколение блюдущие чистоту крови. Но у подавляющего большинства нашего населения такой коктейль из этих самых генов, что не исключено, что у приемного ребенка наследственность может оказаться получше, чем у приемных родителей . Ведь наследственность определяется не только родителями и бабушками-дедушками, но и всеми предыдущими поколениями. К тому же, наследственность не определяет, кем станет человек, она может только увеличить предрасположенность к чему-то, и то не намного. Иначе алкоголики рождались бы только у алкоголиков, а профессора - только у профессоров. Лично мне просто было страшно вот так круто менять свою налаженную, устоявшуюся жизнь. Дочь подросла, прекрасная работа, развлечения, жизнь для себя: Точно такие же страхи у меня были, когда я была беременна. К тому же, очень страшно было брать именно мальчишку.

А потом мы стали навещать Ярика в больнице. И чем дальше, тем больше он мне нравился.

Там в палате, кроме него, лежало еще несколько мальчиков и девочек - мне никто больше не глянулся . Наш был лучше всех! Потому что он был уже НАШ. Суд назначили очень быстро. И прошел он тоже быстро и без проблем. Думаю, роль сыграло и то, что до нас у судьи было 2 подряд процесса по лишению родительских прав, и усыновителей она, видимо, решила не мучить. Забирать Ярослава тоже было страшно. Но когда он был уже дома, все страхи прошли. За неделю дома он стал улыбаться и ржать, разговаривать, хватать игрушки. Первые дня 3 у нас было ощущение, что все это не по-настоящему. Что вот сейчас все развеется, и жизнь опять пойдет по-старому. А через неделю мне уже казалось, что это я его родила. Что он был со мной всегда. Я даже понять не могла, как он мог не понравиться мне в первые наши смотрины. Через 2 месяца дома цвет глаз у Ярика сменился с серо-голубого на карий - как у меня, и цвет волос с рыжего на русый - как у меня. И вообще, он очень на меня похож, меня теперь все спрашивают - Вы его специально подбирали ?

Мы не стали скрывать усыновление. О том, что мы взяли ребенка, знают все наши родственники, коллеги, знакомые. И ни разу мы не встретили негативного отношения. Более того, ко мне несколько раз с вопросами обращались люди, которые тоже думают об усыновлении.

Сейчас Ярик с нами уже год. Его обожают все - бабушки, дедушки, старшая сестра. Я очень боялась, что дочка будет ревновать, но пока она относится к брату с любовью и очень трепетно. Проснувшись, первым делом бежит к его кроватке с криками: Это кто тут у нас такой маленький ? Это кто тут у нас такой пухленький?. Ему прощаются обслюнявленные игрушки, порванные раскраски, сломанная мозаика: А уж как он ее обожает! Все время бегает за ней, пытается повторять ее действия. А Ксюша просит меня взять еще сестренку или братика. Свекровь специально приезжала из Казахстана, чтобы познакомиться с внуком. Дяди и тети, двоюродные братья и сестры, прочая родня - все приняли Ярика хорошо. Воспитатели старшей дочери в детском саду уже ждут, когда мы приведем и ее брата.

Я не чувствую никакой разницы в своих чувствах и отношении к кровной дочери и к приемному сыну - оба они для меня одинаково родные. К Ярику я даже отношусь с большим терпением и снисходительностью - впрочем, отношу это за счет того, что уже есть опыт родительства . Некоторые говорят, что не любят чужих детей, и не смогут полюбить не своего ребенка. Я, в общем-то, тоже никогда чужих детей особо не любила, да и сейчас тоже. Но когда ребенок в твоей семье, когда ты его кормишь, укладываешь спать, когда успокаиваешь, когда он бежит к тебе поплакать или наоборот, поделиться радостью - он уже не чужой, он СВОЙ, своее не бывает.

мама Светлана.

Здравствуй, малыш !


Мой особенный сын
Сейчас даже странно думать, что в моей семье еще совсем недавно не было этого малыша. Его звонкий голосок зазвучал в нашей квартире всего-то три месяца назад. Это произошло так естественно, что,казалось, так было всегда, или, по крайней мере, должно было быть. Возможно, так случилось, потому что мой путь к принятию ребенка в семью, был достаточно долгим, а потому решение это было зрелым, выношенным...

Мне всегда хотелось иметь большую семью, такой, видно, я на свет уродилась. Когда мой младший сын пошел в школу, а старшим дочерям до выпускного бала осталось рукой подать, я поймала себя на том, что вновь стала заглядываться на детские коляски и по-доброму завидовать семьям с маленькими детьми. А еще меня очень волновала проблема сиротства в нашей стране. Материалы на эту тему я читала запоем и в первоочередном порядке, страшно возмущалась тем фактом, что сирот и беспризорников в современной России едва ли не больше, чем в годы войны. Но две эти ситуации - желание иметь еще одного ребенка и проблема брошенных детей - долгое время существовали отдельно, и, казалось, не имели между собой ничего общего. Ну, например, как не связаны между собой рост цен на хлеб и школьные оценки моего ребенка.

Прошло несколько лет, прежде чем я поняла, что чужих детей не бывает и что моя потребность быть мамой может оказаться полезной тому, кто в больше всего на свете как раз в маме и нуждается. Скажу честно, мысль о том, что можно взять в свою семью не тобой рожденного ребенка, была неожиданной даже для меня, не говоря уже о моих близких. Мы все - заложники стереотипов. А потому выслушать о проблеме «дурных» генов, плохом здоровье, слабом интеллекте и прочих пороков этих «чужих» детей пришлось немало. Справиться с ситуацией помог поток информации о накопленном опыте усыновления и создания приемных семей в СМИ и сети Интернет. И когда «почва» была подготовлена, я приступила к сбору документов.

Конечно, я предполагала, что процесс оформления бумаг на принятие ребенка в семью - дело хлопотное и полное неожиданностей, что чиновники могут попросить принести им документы сверхустановленных законом. И, закрепив сердце мужеством, приступила к сбору документов. Не буду подробно останавливаться на прохождении медицинской комиссии. Скажу только, что печать главврача на моей идеальной справке, где уже красовались печати всех необходимых специалистов, подтверждающих, что я здорова, появилась лишь после официально поданной жалобы, где было указано, какой именно закон нарушен поликлиникой в отношении меня. Вообще мой пакет документов, поданный в органы опеки, потрясал «излишествами» с самого начала. Помимо бумаг, требующихся по закону, были приложены и согласие бывшего мужа на появление в его бывшей семье еще одного ребенка, и ксерокопии грамот, полученных моими кровными детьми за различные достижения, и даже благодарность от мэра города за хорошее воспитание старшей дочери, окончившей школу с золотой медалью. Но опекунскому совету, рассматривавшему все эти бумаги, их количество показалось явно недостаточным. Сначала от меня потребовали принести копию трудовой книжки и диплома об образовании. Немного повозмущавшись на тему, что наличие или отсутствие диплома никак не гарантирует хорошего отношения к приемному ребенку, рассудила, что не стоит ссориться с людьми, от которых зависит мое будущее. Сделала копии и принесла. Следующее требование было нелепо и возмутительно одновременно. Я должна была предоставить письменное благословение батюшки моего прихода на принятие в мою семью ребенка. И это вполне серьезно от меня требовал государственный чиновник в стране, где церковь отделена от государства! Пришлось объяснять, что таких справок приход не дает. К слову сказать, это действительно так. И, как ни странно, этот ответ их удовлетворил. Правда вместо месячного срока, предусмотренного законом, решения о возможности быть приемной мамой я ждала значительно дольше. В общей сложности весь процесс оформления и сбора документов занял около четырех месяцев. Видно, такова особенность моего пути, потому что я знаю людей, у которых этот процесс занимал всего несколько дней.

Теперь я должна была из сотен брошенных детей выбрать одного. И тут я поняла, что ходить по детским домам в поисках одного-единственного малыша, который мне подойдет (а как прикажете узнать, какой именно мне подойдет?!), перебирать детей, как товар в магазине, я не смогу. Не выдержу. Мне этот процесс казался абсолютно безнравственным. Поэтому я искренне благодарна одной из очень известных в Новосибирске приемных мам и работнице одного из городских детских приютов, с помощью которых мне удалось познакомиться с моим новым сыном, минуя процедуру просмотра десятков детских фотографий. Мне достаточно было знать, что воспитатели характеризуют мальчика, как умненького и спокойного ребенка, и у него есть юридический статус для устройства в новую семью. Очень хотелось забрать малыша домой как можно скорее. Не вышло. Мы еще полтора месяца ждали нашей встречи в уже качестве мамы и сына.

Забирать мальчика мы поехали с моим кровным теперь уже старшим сыном. Сказать, что я волновалась - ничего не сказать. Я просто тряслась от страха, что парню у нас не понравиться, и маму он себе не такую хотел. А вдруг я не сумею его понять, ведь я ничего не знаю про этого ребенка? Что он любит или не любит, какие у него особенности характера? Я только и могла, что напоминать себе, что я - взрослая и опытная, как-нибудь разберусь с одним маленьким мальчиком. Мы приехали за ним в сончас. В процессе ожидания когда к нам выведут нового члена нашей семьи, стали свидетелем свидания пьющей мамы со своей дочкой, находящееся в приюте уже почти полгода. Это произвело на моего сына неизгладимое впечатление. Слышать об этой стороне человеческой жизни - одно, стать очевидцем - другое.

Воспитатель вывела нашего малыша абсолютно растерянного, взъерошенного с огромным яблоком, которое он с трудом удерживал в маленькой ладошке, и полным карманом конфет. На мое: «Здравствуй, малыш», парень расплакался. Очень трудно жить в мире маленькому мальчику, от которого ничего в его жизни не зависит. Много месяцев назад его забрали из родного дома, где с точки зрения взрослого мира, ему плохо жилось. Но он-то не знал другой жизни и мир родного дома, где он провел четыре первых года своей жизни, был единственным и любимым! Потом был приют, который летом закрылся на ремонт, и новый приют, с другими детьми и воспитателями. Никто опять не спросил его, хочет ли он таких перемен. А теперь вот пришла абсолютно чужая тетя и ему почему-то надо идти с ней неизвестно куда. Как тут не заплакать? Так с плачущим мальчиком на руках мы покинули казенный дом. Мне повезло. Мой мальчик, несмотря на все трудности, которые ему пришлось пережить к его пяти годам, обладает удивительно добродушным нравом и оптимистичным взглядом на мир. Он достаточно быстро успокоился на улице, когда я стала подробно рассказывать ему куда мы идем и что нас там ждет. Несколько дней спустя стало понятно, как он себе объяснил наше путешествие. Он решил, что я - воспитатель, который везет его к себе в гости (такой опыт у него имелся - одна из воспитателей приюта брала его к себе на выходные), а потому надо использовать представившуюся возможность по полной программе.

Первые несколько дней он не мог надышаться воздухом свободы. Вы знаете, что в мире есть троллейбусы, трамваи и метро? Большей радости, чем проехать на всем этом впервые в жизни просто быть не могло. Он был готов не спать и не есть лишь бы где-нибудь ходить и видеть что-то новое. И еще 1000 вопросов в минуту к каждому члену новой семьи. Как же не воспользоваться доступным источником информации? А почему у троллейбуса двери разговаривают? А почему этой тете (кондуктору) все люди деньги отдают? А что это за дядя стоит на камне (памятник)? А разве бывают такие большие магазины? А почему остановки все время разные? Он не просто осваивал новое, он пытался тщательным образом упаковать всю информацию в копилку памяти, чтобы НИЧЕГО не забыть. Поняв, что ребенок счел свое пребывание в нашем доме, временным, стало ясно, что он пытается прожить, прочувствовать и познать как можно больше, чтобы рассказать об увиденном тем, кто остался в его старом мире.

Мой мальчик пробыл в сиротском учреждении меньше года, до этого он жил в семье. Но этого срока оказалось достаточно, чтобы наложить свой отпечаток на ребенка. Первое время мой ребенок непроизвольно привлекал к себе внимание окружающих. Это внимание было позитивным, ну дар Божий у моего мальчика такой - огромное внутреннее обаяние, он всем нравиться, - но внимание было чрезмерным. Мальчик выделялся из массы других детей неуловимой «детдомовской печатью». И даже новая модная одежда и стрижка не спасали. Сколько же требуется времени таким детям, чтобы «одомашниться»? А еще мой малыш не доверяет миру взрослых - миру, который так часто предавал его. Как только он начал привыкать к дому, появились страхи этот дом потерять. Каждый раз выходя на улицу он спрашивал, а вернемся ли мы домой, и с ним ли вместе мы вернемся. Сколько времени должно уйти, чтобы избавиться от этих страхов - неизвестно. И сколько их еще, деток, получивших совсем недетский жизненный опыт и пытающихся в одиночку справиться со своими страхами живут в мире, где от них ничего не зависит? И дождутся ли они своих мам и пап, которые могут их спасти?..

Вот уже три месяца окружающие, внезапно обнаружившие у меня пятилетнего сына, пытаются высмотреть у него «дурную» наследственность. Это я понимаю по вопросам - прямым и косвенным. Не знаю, когда по мнению знатоков должна эта наследственность проявиться, но на сегодняшний день у моего мальчика, моего особенного сына нет никаких недостатков. Вообще. Сама не знала, что такое возможно. Мой сын - спокойный, добрый и любознательный ребенок, влюбленный в жизнь. Он встает и засыпает с улыбкой, он радуется всему новому, а если вдруг что-то ему покажется неприятным, он тут же переведет разговор на другую тему. Дипломат. Недавно я обнаружила, что радуюсь вещам, которые обычно раздражают родителей в кровных детях. Мой мальчик заявил, что он не будет есть кашу, что не любит капусту, и что он еще не голоден. Чему радоваться? Да тому что так и должен вести себя настоящий домашний ребенок, хотя гораздо проще, когда деть съедает все что ему предлагают! Процесс пошел.

Изменилась ли жизнь моей семьи? Я не заметила. Если и есть некие перемены, так это у моего кровного сына, который учится быть старшим братом - абсолютно новая для него роль. Он с радостью играет с малышом, забывая об уроках и вызывая во мне не шуточную тревогу, что в моем доме теперь два пятилетки. Приходится регулярно напоминать парню, сколько ему лет, что вызывает досаду у младшего. Что за уроки могут быть, когда надо строить дом для игрушек? Все как у всех. Обычная семья, где недавно появился такой обычный, но такой особенный мальчик, сын, рожденный сердцем.

Лана СВЕТЛИЧНАЯ

Мой ласковый теплый лучик - мой Мишаня


Вот и я, вдохновленная примером других, хочу рассказать, как все было у нас. Извините, что очень долго и довольно занудно, но когда начала писать, поняла, что короче не получается.

Спустя полгода после свадьбы мы с мужем решили, что пора становиться счастливыми родителями. И тут мы столкнулись с некоторыми трудностями. Но после двух месяцев произошло чудо (именно чудо, так нам потом сказали врачи): я поняла, что беременна. Чувствовала я себя неплохо, никаких токсикозов и недомоганий. А если что-то и беспокоило, то районный врач отвечала дежурной фразой, что все так и должно быть. Но, видимо, судьба под разными видами посылает нам свои подсказки, намеки. Как-то я смотрела один из наших сериалов, где события разворачивались в детском доме. Меня как будто осенило, я стала говорить мужу, что нам надо обязательно усыновить малыша. Муж решил, что у меня очередной заскок беременных, спорить не стал, но сказал, что нам сначала своего надо родить, а там, когда-нибудь, через много лет, может быть и все в этом роде. А потом произошло то, что вспоминать трудно даже сейчас. У меня случились преждевременные роды. Мой сын прожил на этом свете трое суток и умер. Имя нам пришлось давать уже мертвому ребенку.

За день до выписки из роддома я узнала, что одна горе-мамаша сбежала через окно, бросив своего ребенка. Я опять задумалась над усыновлением, но была мечта родить своего. Первые месяцы после родов вспоминаются как в тумане. Потом были обследования, лечение меня и мужа, но все впустую. Мысль об усыновлении уже прочно свила гнездо в моем сознании. Но муж упорствовал. В 2000 году я все же отправилась в районную опеку. Встретили меня неласково, рассказали, какие все дети в домах ребенка больные и со страшными патологиями, предлагали брать детёнка лет пяти - шести, чтобы «было видно, как у него с головкой». Потом пугали мужа, которого я буквально силой затащила туда. Муж поехал объясняться со своими родителями. Затем его мать вся в истерике приехала к моей маме с просьбой отговорить меня от этого «страшного» шага. Но моя мама (спасибо ей огромное) всегда была на моей стороне. Дама из опеки позвонила и сказала, что есть новорожденная девочка, и если мы соберем медицину за 2 дня, то нам ее отдадут. Мы совершили титанические усилия и за два дня все справки были у нас на руках. Дама посмотрела на меня с недоумением и сказала, что для этой девочки уже нашлись усыновители. Тут и муж мой опять стал неприступной крепостью и сказал, что он не готов принять и полюбить чужого ребенка. Предложил сделать еще попытку полечиться. Я согласилась, но установила срок до нашего тридцатилетия. Весной прошлого года я поставила мужа в известность, что пойду работать в дом ребенка. Не могу сказать, что он был в восторге от моего решения. Дошло даже до того, что мне пришлось сказать, что ребенка я усыновлю все равно, но уже без него. Поверьте, это было очень нелегко. Он тяжело вздохнул, но согласился, но со своей стороны потребовал, чтобы я проработала там хотя бы полгода, «не бросаясь на первого встречного», а уж потом...

Наверно, не надо тут говорить о том, что я хотела взять совершенно здоровую новорожденную девочку. И желательно, чтоб никто не знал, что она не родная. Даже близким подругам не говорила, где буду работать. Но, видимо, не судьба мне все делать по уму, а не по сердцу. Так вот, в очередной раз пришла в дом ребенка какие-то бумажки доносить, а в это время детки гулять вышли. Я смотрю на каждого и проверяю свое сердце - а вдруг ёкнет. Но сердце мое глупое отчаянно колотится и все. Подхожу уже к самому зданию и вдруг чувствую на себе чей-то взгляд. Поднимаю глаза и вижу, что на зарешеченной террасе второго этажа гуляют детки поменьше. А одна девочка в платочке держится ручками за решетку и смотрит на меня огромными недетскими глазами. Взгляд старушки, которая повидала в этой жизни то, что мне и не снилось. Позже я попала на работу в эту группу. Взгляд той девчушки просто не шел из головы. Но нет! Нет такой девочки в этой группе, нет ее и в других! Прямо мистика какая-то! Спрашивала воспитателей, может ее удочерили? Все отвечали, что такой девочки не было. Ну, думаю, пора головку лечить. И вот настал пасмурный денек, и детишкам надели платочки, легкие шапочки. И этой девочкой оказался ... мой Мишаня. Я начисто забыла о желании удочерить здоровую новорожденную девочку. Миша сам выбрал меня. Мое мнение где-то там, на небе, похоже, не учитывалось. Миша в 1 г. 11 мес. не ходил сам (пошел ровно в 2 года), задержка была будь здоров. Раньше было подозрение на ДЦП, но, слава Богу, не подтвердилось.

Муж схватился за голову от моего решения. Просил подождать, подумать. Говорил, что согласен только на совсем маленького ребенка. Я тоже сомневалась, страшно было в одночасье принять такое ответственное решение. Тут опять судьба решила помочь мне. Пришла одна пара выбирать себе детку. И женщине очень понравился Миша. Она сказала, что он очень теплый ребенок. А ее мужу, слава Богу, он не приглянулся. Тут я решилась окончательно. Разговор с мужем был очень тяжелый. Он меня пугал не хуже, чем Дама из опеки.

Его я просила приехать и посмотреть на Мишаню. Сказала, что если он будет категорически против, то я не стану настаивать. Он приехал, я боялась страшно, понимая, что не могу уже отказаться от этого мальчика. Муж посмотрел и сказал, что он согласен, и в этом деле надо положиться на мои чувства. Только сказал, что если ребенок чем-то болен, то лучше его не брать. Но я уже была подкована в вопросах здоровья благодаря конференции «Приемный ребенок». И супруг мой услышал диагноз Миши в «детском переложении». После принятия окончательного решения у меня как гора с плеч упала. Главврач была в шоке от моего решения, говорила, что подберет мне по блату самого -самого ребятенка, не понимая, что самого - самого я уже нашла. Весь коллектив, сгорая от любопытства, пытался обсудить со мной эту тему. Все поголовно, за исключением двух человек, говорили, что я совершаю ошибку, этот мальчик дурачок, умственно отсталый, напичканный горой препаратов, применение которых бесследно не проходит, что он полгода лежал в инвалидной группе, что пошел он ножками в два года, что очень поздно даже для дома ребенка. Этот период тоже был очень трудный для меня.

Надо обладать огромной душевной твердостью, чтобы в одиночку противостоять мнению всего коллектива, а я такой твердостью по жизни не обладаю, я вообще ужасная мямля. Но, зажмурив глаза, периодически прижимая к сердцу Мишку, я дожила до суда. Поддерживали меня только ежедневные свидания с сыном, а по выходным вместе со мной приезжал к нему и муж. И когда я видела эту счастливую от нашей встречи мордашку, я понимала, что я все делаю правильно. Настоящей отдушиной стала для меня и конференция о приемных детях на сайте 7уа.ру. А Мишаня, казалось, совсем не привыкал к папе, боялся его до рёва, не шел к нему на руки, не давал ручку. Муж приуныл, ему хотелось скорее стать папой в полном смысле этого слова.

Мишу мы забрали домой 23 декабря 2002 года. Первые дни были трудными. Нет, Миша не капризничал, все ел, быстро засыпал, но он почти не понимал слов, не понимал запретов, боялся ванны до крика, не хотел гулять, так как улицы он тоже не знал. Я оказалась в вынужденной изоляции от всего внешнего мира. Но все потихоньку стало входить в свою колею. Я, несмотря на то, что вынашивала идею усыновления не один год, столкнулась с тем, что совершенно не умею любить безоговорочно. Раньше все любили меня, а я принимала всеобщую любовь родственников и мужа, а теперь надо было любить самой, не надеясь получить отдачу прямо сейчас. К тому же два моих педагогических образования не давали мне спокойно общаться с ребенком. Так что моя адаптация была очень тяжелой, а Мишаня привык быстро. Очень быстро полюбил читать, стал неплохо рисовать (сравниваю с нашими ровесниками), освоился с бытовыми вопросами. Спустя несколько месяцев, я поняла, что только сейчас я стала жить нормальной полноценной жизнью, стала радоваться дитю, его шалостям, его ровному дыханию во сне, когда вижу, как Миша играет с папой, весело прыгая на нем (куда только его страх подевался?). А все его успехи хочется вывесить на большую доску почета и хвастаться перед всеми, особенно перед теми, кто говорил, что Миша умственно отсталый. Через два - три месяца пребывания дома, Мишка стал понемногу говорить. Однажды утром он пришел ко мне в кровать, обнял и сказал: «Мама, алю (люблю)», так нежно и ласково, что я поняла, что это - счастье. От ощущения этого счастья я иногда просыпаюсь по ночам. Мне очень повезло - мы втроем подходим друг к другу, как части одной разрезанной картинки.

Сейчас мой мальчик пошел в садик. Привыкал со слезами, может, думал, что его опять бросили. А я, оставаясь дома, схожу с ума от беспокойства за него, от того, что непривычная тишина режет мне уши.

И в конце своего опуса, хочу сказать, что Мишутка почти не отличается от своих «домашних» сверстников, только говорит плохо, но логопедический сад, я надеюсь, это исправит. Он очень веселый не капризный ребенок, с ним очень легко договориться. Я не знаю, как он будет учиться в школе, и это, признаться, для меня не очень важно - я люблю его в не зависимости от его оценок, я не знаю, как он отнесется к своему происхождению, но я попытаюсь объяснить ему, что осенью 2000 года, я почувствовала, что он родился и поэтому первый раз пошла в опеку, именно поэтому та девочка не досталась нам, и мы прекратили все действия по усыновлению потому, что он был в больнице, и мы вряд ли бы встретились. А весной, я подслушала, как мой муж, купая сына, просил у него прощения, что мы так долго его искали. Мои свекровь со свекром, которые были против усыновления вообще, просят все время, чтобы мы привезли им внука на выходные, балуют и зацеловывают его.

Я благодарна судьбе, что у меня есть такой замечательный сынок, моя роднуля, мое солнышко и ласковый теплый лучик. Я могу сказать, что я сама его выносила и родила, но не из живота, а из сердца.

Оксана.,Москва, 18 сентября 2003г.

Наши солнышки


Выходя замуж, я допускала мысль о том, что у нас с мужем может не быть кровных детей. Несмотря на то, что у мужа в предыдущем, довольно длительном, браке не было детей, я была уверена, что смогу родить ему ребенка. Поэтому, соглашаясь заранее на возможное усыновление, я серьезно не задумывалась обо всем этом.

Прошел год совместной жизни, и мы начали ходить по врачам, затем обратились в клинику, где нам предложили провести ЭКО в связи с мужским фактором бесплодия. Первая попытка оказалась неудачной несмотря на первоначальную уверенность врача в благополучном исходе. Муж переживал, а я просто с ума сходила от отчаяния. Через полгода после ЭКО, когда я поняла, что не могу пойти на повторную попытку и по физиологическим причинам, и из-за панического страха очередной неудачи, я начала подумывать об усыновлении. В интернете нашла сайт 7ya.ru, конференция об усыновлении только-только начала работать, и информации было очень мало, особенно не хватало общения с уже усыновившими или приступившими к процессу. Зато список необходимых документов уже был, но поход куда-либо для оформления документов казался невозможным: у нас не было своего жилья. Огромное спасибо Алексею Рудову и Colett, они тогда посоветовали просто сходить в опеку и выяснить, есть ли у нас шансы взять ребенка в семью. Мне такая мысль просто в голову не пришла.

Как-то раз, прогуливаясь с мужем по улице, я предложила зайти в детский дом, поговорить с директором, поглядеть на ребятишек. Директор нас встретила хорошо, дала нам координаты опеки, позвонила им и сказала, что сейчас мы зайдем. Ребятишек, конечно, нам не показали, нескольких мы видели, когда они бегали на кухню за чем-то вкусненьким (только прошли новогодние праздники). Да и детки были уже большенькие, а мы хотели новорожденного. В опеке приняли нас довольно сухо, но достаточно приветливо, после выяснения причин такого желания выдали списк необходимых документов. Документы мы оформили быстро: медицина заняла две недели, еще неделя ушла на справку из ОВД, а с остальными документами проблем не было: в качестве временного жилья мы предъявили съемную квартиру, а гарантом того, что у нас будет свое жилье, послужил договор на долевое участие в строительстве дома.

Еще неделю мы ждали заключения о возможности быть усыновителями. Маленьких детей у нас в городе не было, а до весны мы ждать не хотели (отказнички обычно у нас весной бывают), поэтому нам выдали пакет документов на руки и отправили в областной центр усыновления.

Там встретили нас не очень приветливо, поначалу одна инспектор даже недовольно бурчала за то, что не предупредили о своем приезде. Оказывается, в этот день ждали иностранцев. Я расстроилась чуть ли не до слез, но вышла директор, сделала замечание инспектору, что та российским усыновителям предпочитает иностранцев, и в результате нас согласились принять. К слову, мы из посетителей были первые, и пока шло собеседование с инспектором и психологом (почти три часа), никого не было.

Наконец нас допустили к базе данных на детей. Выглядело так: я сижу у компьютера вместе с оператором, она листает анкеты детей, в которых кроме фамилии, имени, отчества и даты рождения, иногда есть сведения о внешности ребенка (цвет глаз, волос), наличии братьев-сестер. Сведения о состоянии здоровья часто вносились со слов усыновителей, знакомившихся с карточками детей в медицинских учереждениях. Мы выбрали почти наугад 8-10 анкет, пошли к директору выписывать направления. Она же нам порекомендовала посмотреть еще одну девочку, которая не была на тот момент в базе (ее одна семейная пара рассматривала на предмет удочерения, но решила отказаться). Меня смутила национальность девочки (то ли мать, то ли отец - лицо кавказской национальности), но директору неудобно было отказать, тем более, что она настаивала, что внешне у девочки это никак не проявляется. Представляете, эта девочка сейчас наша дочка, и я очень благодарна директору, что она нас буквально заставила взять направление на нее. Окончательно направления мы взяли на 6-7 детей, они оказались в одном ДР, а еще куда-то в этот день съездить мы просто не успевали, уже было около двух часов дня.

В ДР нас встретили очень хорошо, но детей показывали не сразу, а приносили в кабинет главврача после знакомства с мед. карточкой. Первыми мы видели двух мальчиков 5-7 месяцев, я сейчас даже плохо помню их лица. Потом принесли девочку, долго ее собирали, главврач даже посмеялась: нянечки наряжают красавицу, хотят, чтобы понравилась. Девочка всего лишь третий день в ДР, поэтому ничего определенного о характере и развитии ребенка нам не могли сказать.

Этот момент знакомства с дочкой я отчетливо помню до сих пор: открывается дверь, нянечка на руках несет полусидящую девочку, которая смотрит так внимательно, что у меня даже сердце сжалось. Я протянула ей пальчик, она опять внимательно-испытующе посмотрела мне в глаза, зажала палец кулачком и улыбнулась. Тогда ей было 3 месяца и 1 неделя. Единственное, что я тогда подумала: какие круглые у нее глаза, да и вообще что красивого в этом ребенке, самая обычная внешность. Нянечка, видя мое замешательство, засмеялась и сказала девочке: посмотри на мамку получше, поулыбайся (что дочка и сделала). Потом девочку отнесли обратно, мы еще раз посмотрели карточку, пугали противоречивые записи кардиологов (то порок сердца, то нет его, то опять подозрение на порок), но зато с анализами на RW и прочие инфекции было чисто. Главврач предложила нам провести еще раз обследование сердечка, при нас назначила дату (созвонившись с клиникой) через 9 дней, спросила, будем ли мы дальше смотреть карточки детей.

Я была в полном ступоре от противоречивых чувств: с одной стороны, мне понравилась девочка, а с другой стороны мне хотелось мальчика, похожего на мужа. Все увиденные дети были светловолосые и сероглазые. Принесли нам еще мальчика, опять светловолосого и зеленоглазого, на две недели младше девочки. В отличие от дочки он сразу очень деятельно начал разглядывать потолок, обстановку комнаты, нас, в общем, очень живой и сейчас очень мне напоминает сынишку. Мальчик нам очень понравился, дальше детей мы смотреть не стали (настоял муж), хотя по списку было еще 3 человека.

Всю обратную дорогу домой мы обсуждали, кого же мы возьмем: мальчика или девочку, после долгих споров и раздумий решили взять девочку независимо от результатов обследования. До сих пор мне грустно от приводимых тогда аргументов: девочка в остальном здоровенькая, а у мальчика не очень хорошие результаты анализов на RW; к тому же у нас приготовлено все только для одного ребенка.

Неделю до следующей встречи с девочкой мне было очень тяжело пережить, постоянно снились сны, что ее отдают кому-то другому или что вернулась био-мать. За эту неделю я уже безумно любила дочку и с нетерпением ждала момента, когда можно будет забрать ее домой.

Имя для девочки мы выбрали случайно. На второй нашей встрече, когда мы возили девочку на обследование сердечка, нам дали малышку погулять на 10 минут, пока будет готова машина. В результате гуляли мы почти полчаса (и я здорово оттянула руки: зима, ребенок в ватном одеяле, но это ощущалось уже на следующий день), у нас было время еще внимательно посмотреть на девочку, определиться с именем (в этот же день надо было сдать документы судье). Оказалось, что ни одно из выбранных нами имен для девочки не подходит... Растерянно я смотрела на малышку, мысленно перебирая все вспомнившиеся имена... Нет, не подходит, опять не подходит. Муж улыбнулся, посмотрел на меня и спросил: что ты чувствуешь, когда смотришь на нее? Я ответила: я просто таю ..

. Суд нам назначили быстро, сразу после выходных, даже выдали распоряжение о немедленном исполнении решения суда. Правда, на самом суде пришлось поволноваться: в отказе мамы сведения об отце были зачеркнуты и потом в качестве отца вписан муж, поэтому пришлось ехать в роддом и заверять истинность исправлений у заведующего роддомом. Потом оказалось, что ЗАГС нам не может выдать новое свидетельство о рождении, так как девочку регистрировали по месту жительства матери в городке неподалеку. Пришлось ехать туда и там получать документы, благо оказалось недалеко, порядка 30 км, а мы были на машине. Как потом выяснилось, все это было из-за некомпетентности судьи, сама директор центра по телефону объяснила ей, что другой ЗАГС имеет возможность выдать новое свидетельство на основании бумаги из суда (судья нам говорила, что не имеет права такую бумагу писать), но для нас это было уже неважно. Главное, что документы на ребенка у нас уже были и можно было ехать за малышкой.

Нянечка вынесла нам дочку, помогла одеть в свою одежду, завернуть в одеяло, и кроха оказалась такой миленькой, одновременно очень родной и очень незнакомой! Вот так у нас и появилась дочка Тая, и мне кажется, это имя ей очень подходит. Тем более, что оно ей очень нравится, и когда ее спрашивают: "девочка, тебя как зовут", она смешно морщит носик и, смеясь, отвечает: "Тайка-летайка!". Адаптации, как таковой, у нас не было, но некоторые проблемы были: она не любила гулять на улице (в ДР не гуляли), коляску просто не признавала, редко улыбалась. Через 2-3 недели стало лучше: наступила весна, мы стали больше гулять в кенгурушке, эти проблемы прошли. Ощущения того, что ребенок ограничивает нашу свободу (до появления дочки мы вели активный образ жизни), тоже не было: на природу на велосипедах мы начали выезжать с полугода (в кенгурушке), съездили летом в гости к родителям в другой конец страны, по возвращению опять поездки на велосипедах в детском креслице и т.д.

Вообще дочка развивалась хорошо: переворачиваться начала она уже дома, немногим ранее четырех месяцев, в полгода сама начала садиться, в семь месяцев вставать и ходить у опоры, в 8.5 побежала, а в 10 уже хорошо ходила в осенней одежде по улице. В 1.2 сама кушала, лазила на шведскую стенку, в в 1.5 сама залазила на любую качелю во дворе, железную горку, в 1.7 ныряла в озере, лазила по камням и разным препятствиям, в неполных два мы купили спорткомплекс и (кроме каната) уже давно его освоили. Речь начала понимать тоже рано (в семь месяцев могла показать любую из своих многочисленных игрушек), очень любит книжки до сих пор. Хорошо разговаривать начала не так рано: где-то после 1.8, но зато уже с 2.5 лет мучает нас каждодневными "почему". Но очень не любит демонстрировать свои умения напоказ, меня почему-то это совсем не огорчает. Конечно, мне очень многое нравится в дочке, она очень любит природу, давно замечает интресное и красивое (мама, посмотри, какие облака красивые, какое солнышко красное, какая луна другая, какой листочек интересненький и пр.).

Недавно дочке исполнилось три годика, а в феврале будет три года, как мы все вместе. За это время наша семья пополнилась еще одним малышом, дочка проявила себя очень заботливой и любящей сестренкой.

О втором малыше мы начали думать почти сразу, как привезли дочку домой. Дело в том, что (и я до сих пор корю себя), что в ДР нам понравился еще один малыш, которого мы не взяли.

Когда дочке исполнилось десять месяцев, я поняла, что не суждено мне забыть того мальчика и убедила мужа забрать его домой. Чтобы была у нас дочка и сынок (он на две недели младше дочурки) - двойняшки. Но оказалось поздно - к тому моменту мальчика забрала другая семья, у него были уже другие родители. Не могу сказать, что меня это очень расстроило, даже на душе стало спокойнее: Димка жил не в ДР, и у него были заботливые мама и папа.

Когда дочке было около двух лет, я поняла, что в семье нужен кто-то младший: дочка довольно симпатичная, очень обаятельная (что подчеркивают знакомые, родственники вслух при ней), а мое неотрывное внимание и беспредельное обожание малышки (что поделать, я самая настоящая клуша по природе, обожаю детей) могут превратить дочурку-солнышко в отвратительную эгоистку. И началась подготовка к приему нового малыша... На тот момент Тае было 1г. 10мес.

Одновременно выяснилось, что дочка очень переживает за ребятишек, у которых нет мамы: одноразовый показ мультика про мамонтенка вызвал у ребенка бурные переживания, рыдания и двухнедельные воспоминания о слоненке, у которого нет мамы. Вскоре по телевизору прошел фильм "Маленькая принцесса" (там есть сцена, где одна девочка плачет на полу в школе, потому что у нее нет мамы, а главная героиня успокаивает ее, рассказывая свою историю о своей умершей маме), видимо громкие рыдания привлекли внимание дочки, она начала смотреть на экран. Через пару минут она со слезами подошла ко мне, показывая на экран: "где мама? Мамы нет!". Потом (в течение месяца) были наши периодические разговоры о ребятишках-сиротах, а уже потом мы с мужем начали говорить о мальчике (на тот момент абстрактном), который лежит в больнице без мамы. В общем, дочка дала свое согласие на то, чтобы я (Таина мама) стала мамой еще и для мальчика.

Начался сбор документов, он прошел довольно легко и быстро (кое-что мы приготовили заранее еще в начале года). С медициной мне тоже было проще даже в эмоциональном плане: если в прошлый раз на удивленные вопросы "зачем вам это надо" и комментарии врачей о наследственности отказных детей мои глаза оказывались на мокром месте (я вообще очень переживала из-за сложившейся ситуации), то в этот раз я знала, для чего я это делаю, я была уверена в том, что мне нужен именно приемный ребенок и т.д. То есть я была уверена в своей правоте, жила ожиданием встречи с малышом.

Мы планировали взять ребенка возрастом около года, причем, как и в прошлый раз, привезти из областного центра. Дело в том, что у нас новорожденные отказные ребятишки бывают по весне (март, апрель), а поскольку ДР нет, есть только ДД (от 4-5 лет), то малышей через месяц-два после рождения увозят в другой город. Каково же было мое удивление, когда в начале декабря я пришла за заключением в опеку и мне сказали, что только что появился отказной мальчик (мы хотели именно мальчика) и вроде бы относительно здоровый. Правда, направления на него не дадут, потому что на малыша не оформили документы (свидетельство о рождении, обследование жил. условия матери и пр.), есть только отказ матери. Соответственно, посмотреть его тоже нельзя...

Домой я шла с дрожью в коленках и все представляла, как отреагирует муж на это известие. Особенно меня радовали внешние данные родителей мальчика, по ним выходило, что малыш будет на нас очень похож внешне. Но очень огорчало и раздражало то, что я не могу познакомиться с ребенком, хотя он находится совсем рядом. Я и не знала, что еще целых две недели не увижу мальчика.

Дома я успокоилась и мы с мужем решили: возьмем мы малыша или нет, сейчас важно обеспечить ему нормальное питание и уход. Разговор с заведующей роддомом, а потом с врачом-неонатологом показал, что мы сделали правильно: малышу нужно было специальное питание (он был очень слабенький, маловесный, вес только терял). Было подозрение на порок сердца, но, как оказалось через три дня (когда мальчика увезли в реанимацию за полтораста километров), слабость и частый пульс были вызваны сильным воспалением в почках.

Через полторы недели нам наконец-то разрешили увидеть мальчика (и документы были готовы, и состояние его здоровья позволяло), и я поехала в областной центр. Мы уже тогда с мужем знали, что несмотря ни на что, этот мальчик будет нашим сыном, потому что две недели переживаний за малыша просто не могли привести к другому результату.

Когда же там, в больнице, мне вынесли мальчика, я оторопела: когда мы заполняли анкету на выбор ребенка, то отметили "цвет волос не имеет значения", но забыли, что бывают рыжие дети! К тому же внутренний настрой на то, что по всем показателям ребенок должен быть похож на нас, тоже сыграл свою роль. Потом я отметила про себя, что взгляд у мальчика очень любопытный, живой; крупный носик, сам очень маленький...Попутно получила ответы на некоторые свои вопросы о состоянии его здоровья, машинально попросила сделать узи мозга, внутренних органов, анализ на RW. С врачом я разговаривала около 10-15 минут, мне даже не дали ребенка на руки. На обратном пути я заехала в ЦУОП, через который мы получили дочку, договорилась, что мы к ним приедем опять, за другим ребенком. В общем, мое шоковое состояние от несоответствия ожидаемому было видно невооруженным глазом. За три с лишним часа дороги до дома я успокоилась и начала трезво оценивать ситуацию, много думала. Дома оказалось, что муж думал так же, как и я: если мы откажемся из-за мальчика только потому, что он рыжий, история повторится (как и с первым нашим не взятым малышом).

Итак, еще через десять дней мальчика перевели обратно в нашу городскую больницу, мед. заключение на него было подготовлено за сутки и 27-го декабря мы пошли в суд сдавать документы. Судья пошла нам навстречу и слушание было назначено на 30 декабря с утра (правда, я думаю, в этом помогли и наши работники опеки - мальчику уже исполнился месяц и его нужно было срочно либо определять в семью, либо устраивать в ДР, т.е. лишняя бумажная возня). Суд прошел хорошо, и после обеда мы привезли Ясика домой-наш новогодний подарок !

Первые два дня у нас прошли спокойно: ребенок почти все время спал, я даже иногда подходила к нему, чтобы выяснить, все ли с ним в порядке, уж сильно долго он спал. Зато потом...

Ярославу было месяц и 6 дней, когда он оказался у нас дома, и с ним мы хлебнули родительской чаши сполна: надо было пролечивать до конца почки, полез жуткий диатез, одновременно начались колики, плохая усвояемость смеси и прочие проблемы маленьких не очень здоровых детей. Самое страшное было - это осознание беспомощности, когда держишь на руках рыдающего ребенка и не знаешь, чем ему помочь. Но хорошо, что есть Интернет - в конце концов мы нашли много полезной информации и наши проблемы начали уходить. Ежедневные процедуры, прогулки на свежем воздухе, удачно подобранные смеси (пришлось кормить одновременно тремя), да что я говорю - труд и забота всегда окупается сторицей.

Уже год, как Ясик с нами, и нет ничего дороже этой милой безумно открытой и доверчивой улыбки, этих пухленьких цепких пальчиков, ворчливого басочка и разнообразного лепетания по утрам. Глядя на этого карапуза, который изо всех сил спешит притопать из другого конца комнаты, чтобы оказаться у мамы на ручках, я понимаю: мы бы многого лишились, если бы у нас не было этого озорного рыжеватого мальчишки, и ни о чем не жалею. На днях мы справили его первый день рождения, проведенный вместе с нами.

Таюшка брата обожает (началось это тогда, когда Яська начал ползать, уверенно сидеть, обращать на нее внимание, по-своему общаться), до этого был только интерес к малышу. А уж Ярослав прямо глаз с нее не сводит. По утрам они с такой радостью встречаются, словно давно-давно не виделись. Сейчас они уже начинают вместе озорничать, и мы с мужем часто смеемся, глядя на их попытки играть вместе. Например, когда Тая бегает из комнаты в комнату и кричит: за мной Яська гонится!... (такие игры начались, когда Ярослав только-только начал ползать на четвереньках). Вообще, совершенно разные по характеру, они очень интересно дополняют друг друга: впечатлительная, легкоранимая, стеснительная Тая, и по-мужицки основательный, уверенный в себе, безумно обаятельный Ярослав.

Конечно, у нас остались еще проблемы со здоровьем, но есть уверенность: любовь и забота помогут их преодолеть. Когда росла Таюшка, я очень переживала: а вдруг она не научится сидеть, ползать, ходить, говорить и пр. С Ясиком таких переживаний не было, ко всему я отношусь спокойно, видимо времени на это не хватает.

Честно говоря, я не считаю нас настоящими усыновителями: ведь детки попали к нам очень маленькими. Но в планах на будущее у нас есть задумка пополнить семью ребенком постарше, может и не одним. Правда, мне хочется еще и маленьких двойняшек, уже сейчас я мужу начинаю намекать на это обстоятельство. Честно говоря, я себя уже боюсь: мне постоянно хочется думать о том времени, когда у нас появится еще ребенок, а потом еще, еще, еще...

Ведь сначала мне хотелось девочку, потом я думала, что все пройдет, когда появится мальчик, сейчас мне кажется, что это пройдет, когда у нас будут кареглазые двойняшки. Потом я поймала себя на мысли, что хочу взять в семью ребенка постарше... Очень хочется, чтобы так все и случилось на самом деле.

Екатерина.,Ярославская обл.

Записки приемной мамы Екатерины


Сегодня я вспоминаю.Вспоминаю первую девочку Яну, которую я увидела на сайте Псковской опеки. Мой звонок туда, дрожащими руками я набираю номер, но слышу очень спокойный, очень заботливый, очень интеллигентный голос «Яна? 10 месяцев? Так... Минуточку... Яна Валерьевна... Мама молодая, сильно пьет. Есть молодая бабушка, тоже сильно пьет. Отец неизвестен. У девочки кардиопатия. Что это значит? Ой, вы приезжайте, сводите ее к врачу, врач вам все объяснит. Да, девочка очень хорошая. Но вы поторопитесь, у нас детей быстро забирают в семьи. А что, в Нижнем Новгороде нет такого сайта? Странно...

Обычно ваши специалисты на всех наших семинарах выступают, делятся опытом....» Эта женщина не знает, что мой муж пока против усыновления. Он не готов к такому шагу, он искренне не понимает, зачем мне это нужно. Важнее ему кажется работа, карьера, моя учеба, а ребенок - вот он есть пожалуйста - Коля... «Лучше бы им занялась больше....»

Три месяца запоем читаю конфу. Яна с сайта не исчезает. Более того, появляется новая фотография, где Яна становится еще симпатичнее. Я копирую на свой рабочий стол эти две фотки и смотрю их. Каждый день утром на работе включаю диск Криса де Бурга. И сейчас, когда слышу эти песни, я вспоминаю девочку Яну, ее голубые глаза, ее больное сердечко. Где ты сейчас, девочка Яна? Твоей фотографии больше нет на сайте детей, которые ищут родителей, может быть это кто-то из наших, конфянских, тех, кто просто читает, но ничего не пишет? Ау, люди, может быть кто-то из вас забрал ее и расскажете как у нее дела? Она родилась в апреле 2002года, на 5 месяцев раньше моей дочери.... Второй очень яркий эпизод, это когда девушка по имени Helena пишет о том, что маленький мальчик Кирилл оставлен в больнице под Смоленском малолетней мамой, и ему нужны родители. Мальчик. Новорожденный. Именно то, на что я уговорила мужа. Иду домой вся занята своими мыслями. Не могу дождаться мужа с работы. Готовлю «праздничный» ужин. Достаю из заначки бутылку армянского вина, подаренного мне моим бывшим директором-армянином. (Ованес, привет!). Начинаю разговор издалека. Подвожу к главному. Нет, категорический отказ. «Сначала доучись». Ну поехали хотя бы одним глазком взглянем на него. «Нет» Рыдаю всю ночь, не могу заснуть, «почему я такая несчастная.....»....

Все мои сны на одну тему. То я беременею, вопреки всем прогнозам, и донашиваю беременность, но когда рожаю, оказывается, что это не ребенок, а котенок, например, или ребенок рождается мертвым. Иногда снится, что я все же рожаю настоящего ребенка, девочку, и я просыпаюсь невероятно счастливая!!!!!!! Но потом реальность наваливается на меня, и я понимаю, что выхода нет, ребенка у меня не будет.

Следующее воспоминание почему-то о том, как я разговариваю с Аней-БузоЙодой по телефону. Она рассказывает мне про Иришку, у меня голова идет кругом, я не могу понять, что мне делать. Ехать забирать ее? И что? Разводиться с мужем? А что делать с работой? Уйти я не могу, это означает подвести очень хороших людей, которые очень мне помогли.... Но наверное, кто-то наверху решил мне больше не мешать. Говорю мужу, что поеду знакомиться с девочкой, он неожиданно соглашается. Хватаю из дома мягкую игрушку, которую подарил кто-то Коле, и еду на ж/д вокзал. В маршрутке улыбаюсь своим мыслям «к дочке еду» и хочется сказать эту фразу вслух, и чтоб кто-нибудь услышал и поучаствовал в моей судьбе, выслушал, и помог, хотя сама не знаю чем. Следующее впечатление больница. Девочка какая-то совсем чужая. Но улыбается мне, радуется, угощает мною же подаренным бананом. На меня все вопросительно смотрят. Я молчу как партизан. Сказать, что я ее беру однозначно я не могу, предстоит еще много разговоров с мужем и родственниками. Предстоит сбор бумаг. И я еще не уверена - моя ли она.

Звоню по приезду сестре, она выслушивает, и почему-то начинает жутко жалеть девочку. От ее сочувствующих слов ребенку я опять рыдаю. Почему? Может ждала, что она начнет меня отговаривать, и я отступлю ? Страаааашно !

Несусь в «Кодак» печатать фотографии. Стою в магазине и мееедленно одну за одной смотрю на эти фотки. Стараюсь найти те, что получше, и напрямую еду к родителям мужа. Одна, без него. Он участвовать в этом не хочет (видимо, хорошо знает своих родителей). Как назло, дедушки дома нет, там одна мама. А я так надеялась на то, что он, гораздо нежнее и мягче свекрови, меня немного поддержит. Выпаливаю «Мы решили усыновить девочку».... Потом долго пламенно рассказываю какая она славная, какая она здоровенькая, умненькая, красивенькая. Свекровь несколько брезгливо листает страницы маленького альбома. Сижу в коридоре МО МО и еще не знаю, отдадут ли мне девочку. Все чувства настолько атрофированы, что сказать, что переживаю, нельзя. Что расстроена - тоже нельзя. Слова Лены Волк «Молись». А как это молиться ? Я не умею !

Еду за дочкой. По Москве ужасные пробки. Везет меня подруга, сама уже приемная мама очаровательного пацана. О том, что ее сын приемный, никто не знает. Няня ее сына рассматривает фотографии моей девочки и в ее взгляде на меня я замечаю нотки жалости. Мне обидно, я не понимаю, почему она не видит на фотках то, что вижу я. В больнице знают, что за Ирой приедет мама. Ей завязывают бантик из бинта на голове. Ира стоит в кроватке и смотрит на меня. Я беру ее на руки - она обкакалась. «Ну, мама, давайте, идите сами, мойте»... Я ужасно пугаюсь. Как мыть девочек совершенно не представляю. Хорошо отрепетированным жестом пожилая нянечка сует Иркину попку под холодную воду, та даже не пикнет.

Начинаем Иру одевать. Нянечки шепчутся «Дождалась». Это про кого? Про меня или про Иру? Лариса К прячет слезы. Я видя это, пытаюсь не разреветься. Снимаем с Иры всю одежду, а она неожиданно начинает реветь . «Чувствует....» - опять шепот нянечек. Что чувствует? Не понимаю я. Чувствует, что едет домой? Почему тогда надо плакать? Шапка оказывается велика и постоянно съезжает на глаза ребенку. По мнению врачей, одет ребенок слишком легко (вот, блин, стыдоба), и заставляют надеть еще курточку.

Лариса нас везет до Москвы, а мне еще страшнее. Господи, а если я не справлюсь? А если она будет орать? Как же на меня будут люди смотреть....

Муж встречает меня на вокзале, напускает на себя равнодушие, но я вижу, что он тоже очень волнуется... «И как я ее буду звать?» Хи-хи. Знал бы ты, как бы ее будешь звать... Картинка двухнедельной давности. Ирка гордо шагает по улице, сердобольная бабуля:

-Ой, какая девочка...... А как тебя зовут?

-Меня ))))))))))))зовут Ила, а мой папа называет меня Илуся и Тутуша-лялечка.

У меня короткий отпуск. На работе кроме директора и коллеги Нади никто не знает зачем я в отпуске в сезон продажи учебников. Прошу его пока не говорить никому. Закупаюсь водкой и продуктами и еду на работу. Перед этим звоню Наде, теперь уже тоже приемной маме, и прошу «подготовить» коллектив, а проще говоря сказать им все как есть. На работе все в шоке. Толпятся у моего компьютера «Ой, какая хорошенькая.........»

Все тосты за то, что «есть же люди», и «ой, какая же ерунда все наши проблемы по сравнению с ПОСТУПКОМ», я половину не слышу, так как первый раз оставила Иру с папой наедине. Боюсь, что он не справится, боюсь, что сделает что-нибудь не так. Наспех попрощавшись бегу домой купать дочку и укладывать спать.

Первый месяц полон бессонных ночей. У Иры чесотка, она плохо спит. У нее проблемы с кишечником, у нее жуткие поносы чередуются с ужасными запорами. Я стелю запасную кровать на полу, когда нет сил бегать к ее кровати, кладу ее на пол, сама ложусь рядом, но спать все равно не могу, потому что она без перерыва чешется... Кладу ее на пол, сама свешиваю руку, беру ее за ручку, и так мы спим. Утром рука онемела и не двигается.

В садик непременно хочу ее отводить сама. И лопаюсь от гордости, встречая утром таких же мамашек как я, ведущих детей в детский сад. Первая съемка видеокамерой. Неожиданно Ира начинает хлопать себя со всей силы по щекам, всерьез, отвлечь ее никак не могу. Господи, что это с ней????

Прошло почти два года. Я уже не вижу удивленных взглядов на меня с ней. Я совершенно не удивляюсь, когда восточные женщины на рынке, глядя на Иру, пытаются отдать мне зелень бесплатно. Мне нравятся цыганские песни.

Я очень удивляюсь, что у Иры нет слуха, она же цыганка, а они все музыкальные...

Я очень люблю смотреть в ее нереально черные глубокие глаза. И глупо думаю о том, что наверное, она будет владеть гипнозом. Мне нравится ощущение мороза по коже, когда она сверкает глазами в момент, когда она злится. Я ее люблю !

Екатерина.,Ярославская обл.

Кто сказал, что детей не приносят аисты ?


На самом деле - приносят. Чудеса вообще случаются, если в них верить. Я вот на глупые вопросы честно отвечаю, что сына нам принес аист. Правда, никто почему-то не верит. А зря.

Ну и что, что в роли аиста выступила женщина, которая когда-то была женой моего мужа? Главное, что в один августовский вечер 2001 года, выйдя случайно из квартиры, я обнаружила там Володю. Ему было тогда шесть с половиной, и только два года из своей короткой жизни он провел в семье, где его любили и им занимались, где был папа (мой муж всегда считал его родным), бабушка, старшие братья, племянники, дяди и тети. А потом его мать сбежала и забрала его с собой, и найти их так и не удалось... Нам почти ничего не удалось выяснить о их жизни эти четыре года - приходилось опираться только на Володины рассказы, а он помнил мало и плохо и рассказывал отрывочно. Судя по всему, он по целым дням был дома один, никаких книг, никаких игрушек почти, никакой практически нормальной еды, просто брал что дома было - мог целую плитку шоколада съесть. На обед. И все. Только изредка появлялась какая-то «тетя Даша» (я не знаю, кто это и где она, но дай Бог этой женщине всего самого лучшего в жизни), которая его кормила «вкусно-вкусно». Никто с ним не занимался. Вообще. И он мог целыми днями смотреть телевизор. Все подряд. И, похоже, что били его. Не систематически избивали, а за провинности. Разбитое что-то или разлитое.

...И вот он лежит на нашем пороге, маленький, завернутый в одеяло и что-то слишком крепко спящий... Разбудить его удалось только в больнице - он был накачен смесью наркотических веществ и снотворного.

Потом было много всего - и шантаж, и суд по лишению матери родительских прав, и новый суд, когда я его усыновляла (муж по документам итак значился его отцом). Но это все вспоминать совершенно не хочется.

Хочется вспоминать другое. Как мы забрали его из больницы, вернее, даже больниц, поскольку, конечно, первым делом провели максимально полное медицинское обследование, и оказались наконец все вместе дома. Наша семья - мы с мужем и нашей до безумия любимой, потому как тоже данной чудом дочкой - и маленький, испуганный, дикий, несчастный ребенок с кучей диагнозов.

Он старше Эси, нашей дочки, практически ровно на два года (ей было четыре с половиной), но выглядел едва ли не младше ее - такой маленький и худенький. Железистая анемия в тяжелой форме (то есть слабость, быстрая утомляемость и проч.). Авитаминоз. Нарушения в работе желудка и кишечника. Нарушения зрения. Кариес. Отставание в развитии, прежде всего речевом - отсутствие навыков связной речи, только отдельные слова и фразы, очень бедный словарный запас - какие-то слова не знал вообще, какие-то знал, не понимая смысла и неправильно их произнося. Очень плохая память - настолько, что мы опасались каких-то мозговых нарушений, но оказалось - просто полное отсутствие тренировки. Ну и неврология, неврология и неврология... Страх одиночества, темноты, ночные кошмары, повышенная возбудимость, быстрые перепады настроения, неумение концентрироваться на одном предмете дольше пары минут. И в то же время - боязнь людей, особенно тех, которых видит в первый раз. Конечно, неумение общаться, особенно если присутствует больше одного-двух человек, особенно, если это дети.

Что мы делали - ну кроме того, что лечили, конечно. Первым делом дали привыкнуть немножко к дому и к нам. Просто пару дней безвылазно сидели дома и знакомились, общались, пытались друг друга понять. И кормили его всякими вкусностями. Тут нам очень помогла дочка, она как-то сразу его приняла, хотя мы очень беспокоились, конечно. Но она с ходу решила, что старший брат - это очень круто (во дворе у нас по большей части по двое детей в семье) и он будет ее катать на велосипеде. Правда, Володя не умел кататься на велосипеде, но пришлось быстро начать учить. Теперь катает.

В эти дни мне вдруг стало ясно, насколько большому количеству вещей мы учим детей, практически об этом не задумываясь, автоматически, просто личным примером. Например, стучать в дверь перед тем, как войти, говорить «здравствуй», «до свидания», «спасибо», «пожалуйста», в транспорте сначала пропускать выходящих, пользоваться салфеткой, понижать голос в некоторых ситуациях и еще масса каких-то мелочей, то, что усваивается как-то само собой в семье и среде. Володя ничего этого не знал. Он не умел чистить зубы и пользоваться вилкой. Никогда не видел рыбок в аквариуме, не отрываясь, мог смотреть на них часами (пришлось сделать отдельный аквариум для детской комнаты). Не пробовал арбуза, персиков, дынь. Никогда не ел мороженого. Не качался на качелях. Конечно, никогда не держал в руках книг, карандашей, фломастеров.

Потом мы поехали по магазинам. Все вместе. Потому что купить нужно было ВСЕ - от зубной щетки до кровати. Поскольку Володя людей боялся, а нам хотелось, чтобы он сам принимал участие в выборе, это была такая игра. Называлась «Исполнение желаний». Когда все, что ты захочешь, у тебя появится, но для этого нужно пристально на предмет посмотреть, дотронуться, сказать один раз «мне это нравится» и три раза «пожалуйста». Игра продолжалась три дня, не без трудностей, так что к концу мы просто валились с ног, но закупки были сделаны. Купили кровать (почему-то ему хотелось кровать-чердак, чтобы можно было залезать наверх) и все для нее - одеяла, подушку, постельное белье разноцветное, исключительно по Володиному вкусу, столик и стульчик, посуду его персональную, кучу одежды (это уже больше по нашему выбору) и мелочей типа зубной щетки, полотенец, губки, и т.д., и т.п. Велосипед, чтобы катать сестру. Коробочки, ящички и картинки. Ночник и коврик на стенку около кровати. Ну и, конечно, то, что всем (включая взрослых) доставило максимальное удовольствие - игры и игрушки. Все, на что падал его глаз и что считали полезным мы. Да, дочка тоже принимала участие в игре и ей тоже много всего было куплено - в основном, конечно, игрушки и милые девичьему сердцу мелочи. Очень мы боялись, чтобы она не почувствовала себя обделенной. Еще купили то, что оказалось едва ли не самым нужным - раскраски, альбомы, карандаши, фломастеры, краски. А через несколько дней поставили домашний спортивный комплекс - раз уж он так хотел лазить. И врачи сказали, что физических упражнений - как можно больше.

Потом были приятные дни расстановки всего, когда каждой вещи искалось место, а игрушки собирались и изучались. Ужасно забавно было смотреть, как дети осуществляли «раздел территории» (комната у них была одна). Нет, все было вполне мирно, без ревности и особых ссор, но очень смешно. «Такое же ребячество, как всеобщие выборы, только во много раз интереснее» (© Дж. Даррелл). Какие игрушки его, какие ее, а какие общие. Что делать, если ему захочется поиграть с ее игрушками и наоборот. В каком углу играют отдельно, а в каком вместе. Мы старались не вмешиваться.

Вообще дочка очень нам в Володиной адаптации помогла. Собственно, она сделала главное - ввела его в компанию их сверстников во дворе. Ее там любили, потому и брата приняли без возражений. И в сад они пошли вместе, это было в начале октября. Садик хороший, частный, детей там мало, педагоги хорошие, много занятий, бассейн - мы решили, что это будет полезно. Хотя сначала конечно по чуть-чуть их там держали. Еще мы ходили в зоопарк, в театры, в музеи, в планетарий, гуляли, катались на аттракционах, ели мороженое, сладкую вату, поп-корн и еще массу всего - может, не такого уж полезного, но зато такого вкусного.

Одновременно стали заниматься. Занимались мы очень много с самого начала, ведь было отставание, которое так или иначе надо было наверстывать. Тут нам дочка тоже помогала - она занималась охотно, привыкла, а Володя за ней охотно повторял.

Методом проб и ошибок мы выяснили, какие формы занятий, игр ему больше всего нравятся и дольше всего его занимают. Это оказалось все, связанное с рисованием. Тут у него явно есть способности, а может, даже талант. Соответственно, на это делали основной упор - накупили кучу разных досочек для писания/рисования, орудий труда, раскрасок с буквами, бумаги разной, красок/карандашей/фломастеров. Начали учить концентрироваться на этом, постепенно внедряя новую информацию. Вначале дело очень туго шло, конечно, постепенно гораздо быстрее.

Начали учить цифры, алфавит. Много читать им вслух - впрочем, дочке мы итак много читали - и обсуждать прочитанное. С самого начала, в общем-то, занимались с ним практически непрерывно. Естественно, это не значит, что мы по 20 часов в сутки сидели с ним за столом и зубрили. В основном, это было в игровой форме, с кубиками, магнитными буквами-цифрами, книжками с картинками. Он не возражал, он вообще очень тянулся ко всему новому и интересному, в том числе и к занятиям, раз уж мы их внедряли. Но формы все время придумывали разные, поскольку ему все быстро надоедало (что, собственно, в этом возрасте для любого ребенка нормально), а я считаю, что учиться должно быть интересно.

Оказалось, что он мальчик довольно способный, то есть объяснения наши схватывал на лету и сразу после без ошибки повторял. К сожалению, с такой же скоростью он все и забывал. Уже через час не мог вспомнить. То же и со стихами, и с буквами-цифрами. Самые частые слова были «я забыл» и «я не помню». Так что приходилось повторять все по миллиону раз, каждый день, небольшими кусками, в разных формах. Постепенно память стала улучшаться, довольно заметно. Насколько возможно, понятно, что это процесс не быстрый.

Одновременна шла борьба с ночными кошмарами, страхами темноты и одиночества, ну и лечением болячек, конечно. С переменным успехом, но в принципе прогресс был заметен. В декабре мы ездили с детьми в Израиль, где прогрели его на солнышке и полечили на Мертвом море. К Новому году он уже не выглядел как беспризорник 20-х годов, а был нормальным упитанным ребенком, с нормальной для этого возраста речью.

В феврале ему исполнилось семь, а в марте нужно было поступать в школу. Школа была, прекрасная частная школа, в организации которой я принимала самое непосредственное участие. Но там набирается два класса - посильнее и послабее, с разной программой. До сильного класса он не дотягивал. В слабый мне не хотелось его отдавать. Дочка пошла бы в сильный - могло получиться нехорошо. Кроме того, образование я считаю очень важным, хотелось, чтобы у моих детей оно было самым лучшим. А с другой - боялась, что ему в сильном будет трудно. А с третьей - он был не уверен в своих силах, а хотелось, чтобы он понял, что может. В общем, это было нелегкое решение, но мы его приняли - пусть будет сильный класс. И я сделала то, против чего категорически возражала всегда - просто натаскала его перед экзаменом. Со скрипом его приняли в сильный класс. Конечно, мы продолжали заниматься, и весной, и летом на даче.

И в сентябре, когда начались занятия, он уже практически не отставал от своих одноклассников. К счастью, в классе были знакомые по двору и детскому саду, с учительницей мы тоже ходили его знакомить заранее, подготовка к школе (закупка тетрадочек, ручек и прочего) ему понравилась, в общем, в школу пошли без проблем. Конечно, мы с ним продолжали заниматься, помогали делать уроки, все время. Дома повторяли все, что было на уроках, перед контрольными тоже. В разных формах, чтобы было не скучно. Первый класс мы закончили на круглые пятерки! И это уже без всяких поблажек. Да, дома мы занимались, но контрольные он писал сам и отвечал на уроках тоже.

В этом году он пошел во второй класс, с гордостью объясняя сестре-первоклашке, что там да как.

Итак, прошло два года с тех пор, как он с нами. Что достигнуто? Прежде всего, решено большинство проблем медицинского характера. Он быстро растет. Выглядит на свой возраст, только некрупный. Но дочка у меня тоже маленькая, например. Да и мы с мужем отнюдь не гиганты. Анемия пока есть, но успешно вылечивается, динамика очень положительная (по злой иронии судьбы - у дочки тоже анемия, что выяснилось этой зимой, причем в более тяжелой форме). Практически пропал страх темноты и ночные кошмары. Теперь они очень редки.

Он перестал бояться людей. Даже когда их много. По-прежнему он не любит общаться в больших компаниях, независимо от того, дети это или взрослые, и если в таковой оказывается, предпочитает держаться поближе к нам или сестре. Но - страх ушел. И, думается, это главное - в конце концов, не всем же быть душой компании и ее центром. В маленьких коллективах общается нормально. Тет-а-тет - вообще здорово.

Очень любит сестру. С ней не было ни одного (тьфу, тьфу, тьфу) серьезного конфликта (ссоры конечно были, но это нормально). По характеру они очень разные, она дама боевая, энергичная и чрезвычайно общительная, но из-за того, что младше на два года его - у них полное равенство. Ревности нет.

С нами - полное доверие. Перестал бояться говорить о своих желаниях и страхах полностью - вначале пугался каждого своего неловкого движения, боялся наказания. Потом, когда понял, что наказаний не будет, был период испытания нашего терпения - ему казалось, что это вседозволенность. Теперь это тоже ушло. Понимает, что нельзя может быть не потому, что накажут, а потому что нельзя - опасно, невежливо, некрасиво и проч. Самоконтроль появился.

Осталось - нелюбовь к большим скоплениям народу, долгое привыкание к новому человеку (учителям, например). Самое главное - страх одиночества. В комнате один спит, правда, без проблем (с прошлого лета у них с сестрой отдельные комнаты). Но остаться один в квартире или выйти куда-то (даже во двор) - боится. С сестрой - нет. То есть не обязательно взрослый требуется, но - кто-то знакомый. Так же, как и в незнакомых коллективах - кто-то один обязательно должен быть близкий. Но тогда - все нормально. Сейчас вот они ездили отдыхать в Турцию, без меня (но с папой, его старшим сыном и его семьей) - для меня это было бульшим испытанием.

Кроме того, очень развилась речь, говорит развернутыми предложениями, со сравнениями и проч. Полюбил читать (как это греет мне душу, что оба мои ребенка любят читать!).

Проблемы основные две - плохая память и неумение концентрироваться, сосредоточиваться на одном занятии. Надо обязательно все время все повторять и все время разнообразить занятия, способы и прочее. Конечно, прогресс есть, и огромный. В обоих направлениях. Надеемся, что в этом году помощь ему сможем уменьшить, а к средней школе - сведем к минимум.

Он с удовольствием ходит в спортивную секцию, сейчас начал вместе с сестрой заниматься музыкой. Очень любит рисовать. Интересуется животными и природой. О своей прежней жизни и биологической матери практически не вспоминает уже, хотя мы никогда не затыкали ему рот, естественно. Но и не напоминали.

Вот, наверное, и все. Конечно, рассказывать о нем я могла бы бесконечно, за эти два года столько всего было - и грустного, и смешного, и веселого, и трогательного... Но пора и честь знать.

Один только эпизод еще хотела рассказать. Месяца через три после того, как Володя у нас появился, мне пришлось уехать в командировку. Ненадолго, на два дня. Но дети все равно очень соскучились, и, услышав мой голос, радостно кинулись ко мне. «Ура, мама приехала!» - вопила дочка. «Мама приехала!» - не менее радостно завопил сын, до того звавший меня только по имени... И, когда я целовала его, еще раз повторил «МАМА, ты ведь не уйдешь?»... «Нет, сынок, я не уйду» - ответила я тогда сквозь слезы, не знаю, радости или чего-то еще.

Конечно, я помню, как Эся первый раз пролепетала «ма», и как я тогда была счастлива и радовалась. Но в прошлом году, когда я болела и врачи сомневались в благополучном исходе, я в полубреду слышала именно это. «МАМА, ТЫ ВЕДЬ НЕ УЙДЕШЬ?» - «НЕТ, СЫНОК, Я НЕ УЙДУ». И я твердо знала - я не уйду... Дети не позволят.

Ревекка Л., Москва.

Приемная семья Аллы Брук


Решение пришло просто и естественно. После нескольких лет обследования у врачей и ряда неудачных попыток искусственного оплодотворения был вынесен "вердикт" - "первичное идиопатическое бесплодие". Означает эта заумь: "здоровая женщина не беременеет по неизвестной причине". Оставался "пробирочный путь", но меня это почему-то не устраивало. Чувствовала я - не мой это путь. Что ж, не дал мне Бог выносить своего ребенка, но живут же на свете люди, конкретные маленькие люди, которым нужна мама. Ребенок "из пробирки" еще не появился и его появление связано с какими-то особыми ухищрениями. А дети-сироты уже есть на свете и им очень нужна родительская любовь.

Поделилась своими соображениями с мужем. У него трое детей от первого брака, с которыми он все годы нашей совместной жизни продолжает общаться. Муж высказал опасения по поводу наследственности, но я напомнила ему про многочисленные случаи, когда люди заводят своих "кровных" детей, а потом выясняются у них в роду наследственные заболевания, о которых они и не подозревали. И вот мы начали нашу "эпопею".

Это было в "далеком" 93-м году, когда усыновление было централизованным. Желающие взять в семью ребенка должны были обращаться в "Центр усыновления" на Шаболовке. Отстояв очередь, мы получили необходимые сведения, анкету и принялись собирать документы. Обойдя всех врачей и собрав все бумажки, мы принесли их в "Центр", после чего получили ответ: "Вас поставили на очередь, приходите через год". (Забегая вперед, скажу, что со вторым ребенком, усыновленным по новой процедуре, никаких подобных "мытарств" и в помине не было). Прошел год. При повторном визите в Центр выяснилось, что наши документы устарели, и их надо собирать "по новой". Но зато в этот раз параллельно с таким "увлекательным занятием" мы могли уже ездить по Домам ребенка и смотреть детей.

Да, забыла рассказать. Входим мы в комнату, где сидит авторитетная комиссия "Центра усыновления" и вдруг слышим: "О, нерусские пришли!". Надо сказать, мы слегка оторопели. Да, мы оба евреи и это у нас "на носах написано", но какое это может иметь отношение к усыновлению?! Вам покажется это смешным, нооказывается, члены комиссии так выразили свою радость по поводу того, что наконец-то явились усыновители, которые, возможно, не будут требовать "маленького златокудрого принца (или принцессу)", а удовлетворятся более "темноволосым вариантом". Мы заверили "высокое собрание", что готовы к рассмотрению любых вариантов, и последние посыпались на нас почти как из рога изобилия. Однако наш первоначальный энтузиазм слегка остыл, когда мы понемногу начали ориентироваться в информации о детях, предоставляемой будущим усыновителям. Более половины детей оказались с тяжелыми врожденными патологиями и даже смотреть на них не было никакого смысла.

Постепенно мы научились отличать действительно серьезные диагнозы от "дежурных", которые врачи ставят детям просто для перестраховки. К примеру, мы поняли, что практически все дети, находящиеся в домах ребенка, страдают рахитом и задержкой развития. (Посмотрели бы вы сейчас на моего 9-летнего "бывшего рахитика" со стальными мускулами и "пятеркой с плюсом" по физкультуре!). Но самым трудным оказался сам выбор ребенка. И дело даже не в болезнях и наших опасениях. Просто среди множества увиденных нами детей никак не находился "наш". Я брала малышей на руки, все они были беззащитные, милые, смешные, такие как все маленькие существа. Но ни к кому я не чувствовала тяги, желания взять его на руки и не отпускать. Мне стало очень грустно. "Неужели у меня никогда не будет своего ребенка?", - думала я и чувствовала себя совсем никчемной. И вот однажды, в одном из Домов ребенка, куда мы поехали по очередному "направлению", нам вынесли на руках темноглазого мальчишечку. Он потянулся к нам ручками и широко улыбнулся во все свои четыре зуба. Лицо у него было явно не европейского типа, и кожа смуглее, чем у других ребятишек. Мы знали, что его оставили в роддоме, но узнать, "каких он кровей", нам так и не удалось. У меня внутри как будто что-то щелкнуло. Мы с мужем посмотрели друг на друга и я сказала: "Ну что, возьмем этого "негритенка?". Муж согласился. За этой встречей последовали долгих четыре месяца оформления документов. Пришлось преодолеть кучу бюрократических глупостей, из-за того, что в разных документах фамилия ребенка была написана по-разному. Но вот, наконец, все "препоны и рогатки" остались позади, и мы получили разрешение (тогда его еще давала Префектура, а не Суд) на усыновление нашего ребенка. Счастливая, с долгожданной бумагой в руках, я ехала домой и представляла, как завтра....А проснувшись "завтра", обнаружила, что вся покрылась волдырями. В 34 года я заболела ветрянкой. Вынужденный двухнедельный "простой" оказался очень кстати. За это время муж вместе с моей подругой смогли приобрести детские вещички (которые из суеверия я до последнего момента не разрешала покупать). Так что, когда Давид появился у нас дома, мы уже были "во всеоружии". А потом начались "мамские будни" и "мамские радости", но это уже совсем другая история. .

Когда моему сынульке исполнилось 6 лет и ничего не предвещало перемен в нашей "устаканенной" жизни, у меня вдруг обнаружилось небольшое гинекологическое недомогание. Имея печальный опыт посещения районных женских консультаций, я решила найти врача через знакомых. Мне порекомендовали очень грамотного молодого гинеколога, который не просто взялся лечить мою конкретную "болячку", а стал расспрашивать меня, как так случилось, что у меня нет "биологических" детей (о том, что у меня есть приемный, врачу было известно). Выслушав мою историю, он стал горячо уговаривать меня предпринять еще одну попытку завести ребенка. Оказалось, что он - специалист по бесплодию. Поэтому он считает своим долгом помогать всем женщинам, которые по тем или иным причинам не могут родить или забеременеть. Идея завести второго ребенка просто не приходила мне в голову, поэтому поначалу эти разговоры показались мне просто ненужными. Но "капля камень точит". В процессе лечения пришлось встречаться не один раз с этим врачом, и каждый раз мы снова и снова возвращались к этой теме. Наконец я согласилась. Мы начали курс лечения от бесплодия, но какой-то внутренний голос говорил мне, что мои попытки перехитрить Судьбу вряд ли увенчаются успехом. А вот мысль завести второго ребенка начала казаться мне все более и более "правильной". Тогда я решила, что буду "работать на два фронта": продолжу попытки забеременеть и начну собирать документы для второго усыновления.

Документы удалось собрать сравнительно быстро, и вот начался самый важный этап: мы стали ездить по Домам ребенка и смотреть детей. На этот раз от момента нашего появления в Органах опеки до первой встречи с ребенком прошло всего пару месяцев. Узнав, что у нас уже второе усыновление, в "Опеке" к нам отнеслись очень лояльно и не чинили никаких бюрократических препятствий. На этот раз мы твердо решили: мы хотим дочку, желательно маленькую, до года. Ведь каждый месяц пребывания в государственном учреждении сказывается потом и на физическом, и на психическом развитии ребенка. И вот снова встречи с детьми. Нам выносят маленьких девочек: здоровеньких и не очень, темненьких, беленьких, и среди них я не вижу "своего ребенка". Продолжаем поиск. .

Надо сказать, что Дома ребенка очень разные. В некоторых чувствуется атмосфера доброжелательности, неформального подхода к детям. Там будущих родителей не встречают "в штыки", а стараются сделать все, чтобы люди "не ушли с пустыми руками", а воспитанники обрели семью. И вот в одном из таких "благополучных" домов, где я смотрела очередную девочку, мне предложили просто пройтись по группам и посмотреть, как живут дети разного возраста. Я с радостью согласилась. Захожу в группу "после года" и вдруг ко мне несется какой-то кудрявый лохматый "маленький ураган". Пытается залезть ко мне на руки, сдергивает очки... Слегка оправившись от удивления, спрашиваю: "Кто это у вас такой?". "А это наш самый лучший ребенок, только его никто не берет из-за цвета кожи", - отвечает воспитательница. При ближайшем рассмотрении кудрявый "чертенок" оказался мулатиком. "Почему никто не берет? Его уже усыновляет американская семья", - вступает в разговор социальный работник. Я чувствую разочарование: "Ну вот, только почувствовала тягу к человечку, а его уже берут". Но тут же начинаю приводить самой себе разумные доводы: "В Америке с таким цветом кожи ему будет лучше, да и вообще это же Америка...". Вечером рассказываю мужу. Он тоже расстроен тем, что мы не можем взять в свою семью этого необычного рабятёнка. И вдруг, через пару дней звонок из Дома ребенка:. "Вы еще не передумали по поводу усыновлению маленького мулата?. В американской семье изменились обстоятельства, и они отказались от усыновления", - сообщила нам Главврач. Ну, что тут скажешь? Наверное, это Судьба. Теперь у нас два сына. Старшему, Давиду, 9 лет, младшему Леве - уже пять. Конечно, были проблемы и трудности (у кого их нет), но радость от того, что теперь двое таких замечательных мальчишек называют меня мамой - все же основное ощущение моей жизни.

Алла Брук, мама двух приемных сыновей, Москва.

Моя дорога к дочери


Начну с того, что я по жизни очень счастливый и везучий человек. Я всегда хорошо и с удовольствием училась, поступила в любимый ВУЗ, вышла замуж за любимого человека. Нашему браку почти 12 лет, мы поженились в университете, почти сразу родили Колю. Было очень трудно, я училась, работала, растила сына, и, честно говоря, всегда считала, что никогда не захочу второго ребенка.

Коля в раннем детстве был очень непоседливым, по-медицински говоря, гиперактивным мальчиком, и уставали мы от него безумно. Также, имея опыт быть дочерью мамы, которая одна растила двоих детей и считает нас с сестрой смыслом своей жизни, я всегда думала, что это неправильно - иметь смыслом жизни детей. Мне казалось это абсолютно глупой затеей, потому что дети эти обычные люди, которые живут, работают, рожают детей - и так по кругу - и ради чего эта жизнь-то? Жить надо для себя, так я считала.

Я очень активно работала, потом пошла на второе образование, просто так, от нечего делать. Жизнь моя просто кипела-бурлила, вся моя жизнь проходила на работе, в выходные - в универе, и так изо дня в день командировки, переговоры, договора, встречи, контракты...

И вдруг в один прекрасный день меня вдруг как по голове кто-то стукнул, и я поняла: я хочу второго ребенка. Эта мысль появилась, но осуществить это было нереально из-за плотного рабочего графика, из-за множества «важных» дел, и, наконец, из-за медицинских проблем, не позволяющих мне вот так просто забеременеть. Врачи говорили мне после родов, что я тогда чудом выжила, и их приговор был однозначен: «Детей у вас больше не будет».

Смутно помню, что после операции наутро меня, еще не отошедшую от наркоза, науськивали на то, чтобы я ничего не говорила мужу. Для меня эти все советы просто смешны, потому что скрывать что-то от любимого человека, тем более ТАКИЕ вещи абсурдно, если для него будет суперважно все ли у меня внутри в целостности - какой смысл тогда жить с этим человеком? Мужу я рассказала сразу же, как меня выписали из роддома. Так как ребенок у нас уже был, то заморачиваться на эту тему мы не стали.

Итак, вернусь к моему затаившемуся желанию иметь еще одного ребенка. Знаете, у меня было такое ощущение, что внутри меня образовалось огромное пространство, заполненное любовью, и любовь, которую я даю моим мужчинам, это малая толика того, что я могу дать еще одному человечку. Причем мне было абсолютно без разницы, кто это будет - мальчик, девочка, или двое сразу.

Но! Работа в то время не давала мне ни минуты хотя бы на то, чтобы остановиться и подумать, что же с этой любовью делать. И тут случилось так, что с работы я решила уйти. Просто в фирме начались изменения, о которых тут рассказывать не имеет смысла. И опять мне повезло. Я ушла на работу гораздо более спокойную, интересную, предоставляющую мне возможность и о себе, любимой, подумать.

Именно тогда я набрала в Яндексе слово «усыновление» и попала в конференцию «Приемные дети» на 7ya.ru. Набирая это слово, я вовсе не хотела никого усыновлять, почему-то я хотела посмотреть на фотки «отказных» детей, знаете, как в зоопарке: а какие они?

Боже мой, какая же я была дура! Прочитав информацию на сайте Алексея, я была неприятно поражена тем, что усыновляют детей, оказывается, через суд. Почему-то я была уверена, что «Взять ребенка» это значит придти в роддом, и забрать, заполнив там какие-то бумаги. Вспоминая мои чувства в тот момент, могу сказать, что я тогда подумала, что «зачем это нам суд? Как это уж очень серьезно». Нет, вы можете себе представить всю глубину моей глупости и эгоизма в тот момент? Пришла такая благородная, вся из себя, облагодетельствовать ребеночка, а тут такая неприятность...

Очень жадно я стала рассматривать фотографии детей, все они какие-то чужие, не нравится мне никто... Мужу рассказала - тоже негатив, типа «Прекрати, родим своих - все дело в деньгах, подкопим чуть, квартиру поменяем, потом опять подкопим и сделаем все, что надо, чтобы были у нас свои, зачем нам чужие?» Ну, в принципе, и все.

После этого я решила, что действительно, не готова я брать на себя такую ответственность, да и вообще как-то стыдно было родственникам признаваться, что вот, мол, усыновили ребеночка, не хотелось мне что-то кому-то доказывать. Стала я просто читать конференцию, постепенно втягиваясь и переживая за ее участников, сначала за Лену и Оксану, потом за Тасю и Солейл. И пребывала в полной уверенности, что не от хорошей жизни эти девочки усыновляют своих крошек, а от того, что такие они несчастные, что Бог не дает им своих, и я несчастная, что не могу родить как все люди, прямо-таки ущербная.

Если честно, вот сейчас это все так смешно для меня, ну что я, правда, что ли, недалекая такая? Почему сразу не могла я понять, какой это подарок судьбы, Бога, не знаю кого, что можно вот так прожить жизнь еще счастливее, чем прежде, обрести в жизни новый смысл, даже не новый смысл, а еще одно ответвление счастья, почему это воспринималось мною как наказание Божие за какие-то мои грехи? А нужно-то было просто сесть и немного подумать, наверное?

Для меня еще очень важным был вопрос, не является ли это невесть откуда взявшееся желание усыновить ребенка как бы способом доказать себе, что я могу распоряжаться своей жизнью, и никакие глупые диагнозы типа: «У вас будет только один ребенок» меня не касаются. Мне не хотелось бы портить жизнь всем домашним из-за своих комплексов. А то, что жизнь эта испортится, я была просто уверена.

Месяца через два мое мнение по поводу обретения ребенка вдруг переменилось. Я подумала, ну ладно, и правда, чего мучиться, деньги такие тратить на врачей, лучше взять новорожденного, всем сказать, что это свой, вот и вся проблема. Ой, до смешного - я и мужа-то тоже думала как-нибудь обмануть - типа родила и все. Ну чтобы уж совсем никто кроме меня не знал. Это у меня не иначе как помутнение рассудка беременных было.

Ночами я не спала, все продумывала варианты, как и что мне сделать. В итоге разум победил, и я стала уговаривать мужа. Ох, и нелегко это было, скажу я вам. Я говорила, а он не слышал. Конечно, все это было довольно глупо. Потому что разговаривать на эту тему он категорически отказывался, и я вставляла по одному предложению в любой свой разговор с ним. Выглядело это примерно так: «Наверное, за учебу на следующий год повысят плату. Ведь в том году повышали. А нам надо так рассчитать, чтобы и на ребенка хватило». Это притом, что мои глупости по поводу усыновления и ребенка он вообще не хотел слушать. Я его, честно говоря, просто достала, и он, для того, чтобы я отстала, сказал: «Ну ладно, но только на следующий год и только новорожденного здорового мальчика».

Я повздыхала-повздыхала и согласилась, так как начинать что-то немедленно и самой было страшно! Но конференцию читала просто запоем, подружилась с огромным количеством людей, и в один прекрасный момент ребенок стал для меня навязчивой идеей. Чтобы мужа не злить я уже ничего ему не говорила, но стала форменной истеричкой, плакала по любому поводу, орала на Колю, и всем кому не попадя рассказывала о том, что мы решили завести второго ребенка, но будем ждать окончания моей учебы.

Так и сошла бы с ума, наверное, если бы не сообщение в конференции «Темноволосым и кудрявым родителям» от Рады Алекс. Я хоть и темноволосая, но кудрявой была в далеком детстве, зачем я написала Раде, сама не знаю - опять из любопытства, наверное. Хотелось фотку девочки увидеть, вот и все. Вот эти фотки.

Увидев фотки, я ничего такого не почувствовала, хорошая девочка, явно нерусская - подумала я. Вот и все. Зачем-то послала фотки мужу. Его резюме: "Нормальная девочка". Подумала я, подумала, позвешивала-повзвешивала и решила отказаться, о чем даже написала Раде. Уехала в отпуск и отдыхала себе на море, пока моя девочка парилась в больнице. Отдыхала я с мамой, но даже ей я не сказала ни слова, помня о том, что буду брать новорожденного мальчика и выдавать его за мною рожденного.

В один из вечеров уже после отпуска мне почему-то безумно захотелось взглянуть на эти фотки еще раз. Я загрузила компьютер и, не шевелясь, сидела и смотрела в глаза своей дочери, наверное, целый час. Тогда же и был написан в конференцию мой опус на тему, что не могу я сейчас себе позволить ее взять.

Как гром среди ясного неба стали для меня слова. Мыси, дословно не помню, но смысл в том, что никакие советы мне уже не нужны, а собеседники нужны для того, чтобы рассказать им о моем решении. Вот тогда и поняла я, как глупо я выгляжу со своими надуманными проблемами, это было, наверное, в среду, а в субботу я держала уже свою девочку на руках.

Мои хождения по инстанциям я описывать не буду, это отдельный разговор. Скажу лишь, что если бы не было этих боданий, через неделю Ира могла бы быть уже дома. В результате дома мы оказались только через месяц.

Очень переживала я за своего мужа. В мыслях рисовала ужасные картины нашего развода, думая, что если он не полюбит Иру, нам придется расстаться. Мне казалось, что это ТАК трудно, что, наверное, ему не по силам. Мама его тоже сразу мне сказала, что трех внуков ей вполне достаточно, и никаких девочек ей больше не надо. Я никого не осуждала, понимала, что заставить любить кого-то насильно невозможно и думала, что буду любить ее одна, так, как смогу, а родственники пусть как хотят.

Сейчас еще рано делать какие-то выводы, конечно, но мне кажется, что наш папа относится к Ире гораздо нежнее, чем к Коле того же возраста. Что свекровь больше ругает кровных внуков, чем Иру, хотя Ира постоянно «прячет» или приводит в негодность у бабушки то помаду, то духи. Сидеть бабушка с Ирой готова в любой момент, а дедушка готов зацеловывать Иру до умопомрачения.

Так что эти проволочки, которые нам устроили чиновники, тоже оказали хорошую услугу Ире в плане того, что где-то после третьей поездки в Москву бабушки не на шутку заволновались, отдадут ли нам Иру вообще, забыв о том, что сами-то в принципе против ее появления в нашей семье.

Сейчас для меня даже странно, что все могло сложиться иначе, что я могла бы осознанно закончить учебу, потом собрать документы, потом выбирать ребенка. Боже мой, какой ужас! Нет, я бы так не смогла. У меня был такой период, когда я ехала, например, в маршрутке, и рассматривала детей с целью понять - могу ли я полюбить чужого ребенка, например, вот с такой внешностью? А вот с такой? Никто мне абсолютно не нравился, и я понимала, как это ужасно, брать новорожденного, ведь они все похожи друг на друга, а вдруг мне попадется вот такой, думала я, глядя на того или иного ребенка. И так мне было себя жалко...

Сейчас уже ночь, мои чудики посапывают в кроватках, и я ТАК ЛЮБЛЮ ИРУ, как ни любила никого в своей жизни, включая всех кровных и дальних родственников. И наплевать мне на то, кто что подумает, всем абсолютно я сказала чистую правду: «Усыновили». Не было ни одного человека, который бы сказал нам, что мы сошли с ума. У меня вся квартира завалена цветами и игрушками, из одежды я купила процентов 10 всего, все остальное - подарки. Конечно, люди, которые приходят нас поздравлять, недопонимают того, что мы чувствуем сейчас, и говорят о том, какой это поступок, какие мы благородные, но я не могу им объяснить, что чувствую. Чтобы стать одним из нас, нужно пройти не одну дорогу, нужно передумать ни одну мысль, не поспать не одну ночь. И дай вам Бог всем почувствовать то, что чувствуем сейчас мы, качая Иру на руках, целуя ее милые щечки, расчесывая ее буйные кудри. Это - не второй ребенок! Это - подарок, который почему-то нам сделала жизнь! И не верьте тому, кто говорит вам, как трудно растить ребенка. Физически - да, может быть, все же бессонные ночи, таскание ребенка одновременно с коляской на руках, готовка пищи для всей семьи по ночам, НО! Никакие физические лишения не могут превзойти той радости и счастья, которые переполняют вас. Уверяю, никаких трудностей вы не почувствуете, будет только невероятное облегчение от того, что вы наконец-то вместе! Вы будете летать на крыльях. Крыльях любви к СВОЕМУ ребенку.Люблю всех вас !

Наталья из Нижнего Новгорода.

Большое человеческое счастье


Всю жизнь мы проводим в поисках счастья, порой отправляемся в дальние страны в надежде, что уж там-то в экзотических неведомых далях оно уж точно нас поджидает. И не подозреваем даже, насколько близко от нас оно иногда находится. Моя жизнь ничем не отличается от жизни миллионов моих соотечественников. Я абсолютно типовая и разрядная, такая же как и многие из Вас - училась, вышла замуж, родила двоих детей, растила их, работала, в общем жила.

На мою долю выпали и радости и горе. Мои радости - это конечно дети, наше совместное взросление, наше наслаждение общением друг с другом, наше совместное бытие. Мое горе - это потеря сына. Наш маленький семейный корабль после двенадцатилетнего плавания потерял одного из трех членов сплоченного и дружного экипажа. У руля остались двое - я и младшая дочь, которой исполнилось к тому времени десять лет. Два года мы старались держаться на плаву изо всех сил, но, конечно, мы очень сильно чувствовали свое сиротство. Я никогда не относилась к разряду людей, которых мы в обиходе называем подвижниками. Мне никогда не приходили мысли о помощи, например, брошенным детям, только на уровне абстрактных размышлений, да и то размышления эти мне вести было не с кем - никто из моего окружения об этом не думал. Эта сторона жизни существовала где-то параллельно от меня и меня не затрагивала. Тем более странным было для меня проснуться одним морозным февральским утром с четко сформулированным в моей голове намерением - усыновить ребенка. Надо сказать, что я и слова то такого никогда не слышала, никогда не сталкивалась с кем-то, кто усыновил, никогда не читала о том, что вот усыновляют, не читала ни о домах ребенка, ни о чем-либо подобном. Я озадачилась, так как не представляла, что и как надо делать, но то, что делать надо у меня сомнений не было. Я начала действовать - для начала надо было собрать информацию. Я пошла в Префектуру и получила начальную информацию. Потом уже общалась с отделом опеки районной управы. Надо было собирать документы - медицинскую справку, справки о жилищных условиях и доходах. Прошли две недели. Все документы собраны - несу их в управу для получения заключения о возможности быть усыновителем. Как передать мои чувства?

Документы собирались настойчиво, методично, на одном дыхании. Жду получения заключения - состояние такой же собранности, полной готовности и решимости. Наконец, заключение у меня в руках и я могу получить направление на знакомство с ребенком. Какое охватило меня смятение - я не могла найти себе места, страшно волновалась. Надо сказать, что мои попытки зайти в дом ребенка, чтобы иметь хоть какое-то представление о детях, которые там живут, потерпели фиаско. Детей посмотреть до получения заключения нельзя. Поэтому держа в руках направление на знакомство с ребенком я была в полном неведении - что же ждет меня там, за порогом этого здания с неброской вывеской «Дом ребенка». О детишках в домах ребенка я не имела никакого представления, но по этому поводу я как-то не очень волновалась, была внутренняя уверенность, что по этому поводу волноваться не надо. Волновалась я о том, будет ли малыш для усыновления, дадут ли мне его. И вот я шагнула в неизвестность.

Перешагнув порог дома ребенка, я перевернула и печальную страницу книги моей жизни. В первое же посещение я нашла своего малыша - своего родного, золотоглазого сынулю, мое дорогое любимое солнышко. Мою радость и мое самое большое человеческое счастье. Этот маленький запеленутый до подбородка кулечек, который я спустя две недели унесла домой, принес столько радости, света и любви в мой дом, что я просто удивляюсь, как я могла называть жизнью то, что было до его появления. Мой дом ожил, мы опять команда, у нас есть все, что необходимо для счастья - а для счастья необходимо, чтобы была мама, была дочка и был сын. Я не могу объяснить, каким образом ко мне пришло решение усыновить ребенка, оно просто пришло, но мне даже на секунду страшно подумать, что мысль эта могла бы ко мне не прийти, а с ней не пришел бы ко мне и мой маленький теперь уже десятимесячный сынок.

Дорогие, милые читатели, не надо искать свое счастье где-то далеко, я нашла свое большое человеческое счастье в трех остановках троллейбуса от дома.

Еленa В.

Ребёнок стал своим.Хождение по кабинетам.


Итак, решено: я беру ребёночка, девочку! Как к этому отнеслись домашние? Сын сказал, что ему всё равно. Муж немного возражал, но я его убедила в правильности своего решения. В апреле 2007 г. я пошла в детдом, узнать, как мне взять ребёнка или двоих, чтобы оформить «приёмную семью». (Тогда моя Ирочка ещё и не родилась!) Будучи на пенсии, я бы уже не смогла удочерить, усыновить ребёнка. Удачей было то, что на содержание ребёнка платили некий прожиточный минимум, и поэтому я имела возможность взять ребёнка или детей в семью. А это было не удочерение-усыновление, а опека, либо приёмная семья, либо «модный» в 2007 году патронат. Причём, законы изменились так, что взять ребёнка может и пенсионер, и одинокий человек, не состоящий в браке, и любая семья,- лишь бы позволяли здоровье, материальное положение и бытовые условия.При детдоме состоял специальный человек, который теперь занимался устройством детей в семьи. Она мне сказала: «Вызовем вас в августе». В августе никто никуда не вызвал, и я сама пошла снова в детдом. А мне говорят: «Детей всех разобрали. Детдом закрывается. Вопросами опеки и попечительства занимается администрация, но и туда не стоит идти, потому что финансирование закончилось. Обращайтесь в январе».Я опять поверила и ждала января. В январе были опять какие-то отговорки. Тогда я сказала: «Давайте, я соберу справки, и если в области не будет детей, чтобы взять в семью, я поеду в другую область, или в Москву. Вон, в передаче «Пока все дома» каждую неделю приглашают за детьми». Тогда дело сдвинулось с мёртвой точки. За январь я собрала все необходимые документы. Какие? Самая долгая справка – месяц ждать – об отсутствии судимости - из органов МВД. Характеристика с последнего места работы – напечатали быстро и с удовольствием, т.к.: «…благое дело…». Акт обследования жилища, откуда я узнала, что у меня дома «уютно». И обширная медицинская справка. В ней расписались нарколог, психиатр, онколог, фтизиатр, что я не состою у них на учёте. И прошла весь обычный медосмотр, который не обнаружил болезней. С собранными справками я весь февраль не могла попасть на приём в администрации. Единственный специалист, который занимается опекой и попечительством, то болела, то именно в часы приёма она была занята на каких-то выездных мероприятиях. В марте, наконец, меня приняли. Специалист открыла альбом, в котором собраны сведения о брошенных детях, стала зачитывать сведения о каждом ребёнке: о его здоровье, о здоровье и других сведениях, касающихся родителей. Девочек мало, всё больше – мальчики. Самой здоровой оказалась Ирочка. После окончания альбома мы вернулись на её листочек, перечитали: дисплазия бедренного сустава, что-то там ещё, что мне показалось приемлемым. Мне выписали направление, и поехала я смотреть девочку. Если не понравится, можно вернуться, снова выбирать, снова смотреть.В доме ребёнка, в кабинете заведующей собрался, наверно, весь персонал. Любопытствуют, кто я, почему?… Принесли Ирочку. Такая маленькая, лёгонькая в 7 месяцев! Я говорю: «Я сына родила тяжелее: 4150!» «Нет,- говорят,- она 6 кг весит». Я заметила, что Ирочка за минуту сделала на моих руках полный оборот вокруг своей оси. Мне говорят: «Ну, у неё гиперкинез».По- моему, в администрации мне зачитали не все болезни, которые потом у неё обнаружились.Посмотрела я, потискала Ирочку, и решила больше с ней не расставаться. Поехала снова в администрацию. Наши с Ирочкой документы объединили и положили на дальнейшее рассмотрение, а я стала ездить в Дом Ребёнка еженедельно на свидания с Ирой. Названивала, узнавала, когда же примут решение. Через 2 месяца мне говорят: «Приезжайте, вам пришёл официальный отказ». У меня сердце оборвалось: «Как - отказ?! Мне не дадут ребёнка?» «Нет. Надо новую медицинскую справку и такую же справку от мужа». Уффф, сердце встало на место.И снова всё по кругу, да ещё мужа пришлось снова уговаривать…Через 4 месяца после знакомства с Ирочкой я привезла её домой !

Моя история нарастапашку..она давно мне не принадлежит


Здравствуйте, Олег! Нашла Ваш замечательный сайт! Это прекрастно;- дарить любовь детям!! Прочитала вашу историю;...Олег, вы верующие люди, только еще об этом не догадываетесь! В Библии написано: вера без дел мертва! Только Господь дает любовь к незнакомым детям, да и к своим тоже! Просто вы, может, не задумывались об источнике вашей любви!

У нас 4 детей: 1 усыновленный; скоро будет еще одна дочка Любовь! Мы оформляем девочку Любу 6 лет на удочерение, а у нее оказалось есть еще брат и сестра. Теперь только Господь знает, сколько у нас будет скоро детей?!

Я знаю, есть много женщин, которых мучает угрызение совести за содеянный грех, кому -то мой пример поможет! Моя история нарастапашку..., она давно мне не принадлежит. Так здорово: кто-то всю жизнь оплакивает свое прошлое, а кто-то понимает, что этим можно приносить пользу другим!

Я была сиротой при живых родителях: отец много пил; не получив любви в детстве, сам не мог ее передать другим. Ведь мы можем дать другим только то, то есть у нас самих! Мама много работала, на нас у нее не было ни сил, ни времени! Хорошо, что были бабушка с дедушкой, хотя только до моих 10 лет. Дедушка убил бабушку топором, его соответственно посадили в тюрьму, где он и умер. Плюс ко всему, когда мне было 4 года, родилась моя сестра и на меня совсем не оставалось времени. Меня часто отсылали в соседний город к папиной маме, где я, часто, забившись в уголок, плакала и чувствовала себя брошенной и никому не нужной. У второй бабушки было большое хозяйство, и им тоже особо было не до меня.В семье любви я не нашла, а человек не может без любви! Пыталась найти ее в другом месте: Либо у таких-же подростков, которые тоже нуждались в простом человеческом тепле и понимании;- обманывали себя и других...,что им нужно что-то другое; Либо у мужчин по-старше, которые, вместо того, чтобы дарить ласку и любовь своим женам и дочерям, тоже обманывали себя и других! Господи, какое счастье, что я тогда не забеременела!

Потом я вышла замуж за парня, у которого мама была из детского дома. Прожили 3 года, родилась дочь (ей сейчас столько, сколько мне тогда было-18 лет) и разошлись, мне было 21, ему-24, не выдержав трудностей семейной жизни. Он сразу женился, а я осталась с 2-х летней дочерью на руках. Много делала неправильных поступков, дочь часто оставляла с бабушкой.... Сейчас, оглядываясь назад, иногда становится страшно;- что бы было со мной... И хотелось любви: настоящей, искренней, просто так, ни за что...Когда мне было 28 лет, я пыталась устроиться в областном центре, а дочь планировала забрать позднее. Там я встретила верующих людей, которые знали того, кто меня любит по-настоящему, так сильно, что жизнь отдал-бы за меня, чтобы я была счастливой. Причем это были не просто слова, они делами всячески подтверждали его любовь. Были готовы прийти всегда на помощь, всегда выслушивали меня, дарили подарки и ничего не требовали взамен. Я долго с подозрением относилась к ним, а потом поняла, что взять у меня нечего, а сама...,сама;- Кому я нужна? Они были семейной парой;- муж Борис, жена Лена и двое детей. Меня поразили их отношения в семье к детям и друг к другу. Больше всего меня поразили уверения Бориса в его верности своей жене!!!! Я постепенно поняла, что это не сыграешь и не придумаешь, это либо есть, либо его нет! И у них оно было, потому, что они знали Его, Бога, что Его зовут Иисус. Он, оказывается, любит меня! Я наконец-то нашла то, что так долго искала!

Через какое-то время я вернулась в родной город, они тоже;... Вышла замуж за верующего мужчину, родила дочь, Софью, а в 21 год я сделала аборт. Став верующий, я поняла и прочувствовала, какой ужастный поступок я совершила!!! Покаялась исренне перед Богом, а исправить-то уже ничего нельзя!? В 2008 году у нас по ТВ появился проект "Мама, найди меня"! Мы его почему-то стали смотреть. Сейчас и вспомнить-то никто толком не может, как появилось решение усыновить ребенка. Причем первоначально был вариант 3-х летнего мальчика, а получился полугодовалый. По спискам в Опеке нашли;- Ни фото, ничего, только имя. Решили с мужем, что кого вынесут в Доме ребенка, того и возьмем! вынесли рыжего, некрасивого, но решение-есть решение! Взяла его на руки,..он мне голову на плечо положил и тяжело так вздохнул!!! Ну как такого не возьмешь! Родила его 16 летняя девочка, причем у нее уже была дочь, мать ее пьет, куда ей второго?! Так благодарны ей, за то, что родила, а не убила нашего Сержа! Он родился 9 мая в день победы, это была действительно Победа в его жизни над отверженностью, ненужностью! надо ли говорить о наших чувствах, я и слов-то не найду, когда он сейчас говорит: Мой мама, Мой папа!!!!! И пугали нас, и уговаривали оформить опекунство (мол, льготы будут, квартира, деньги) Мы устояли и не сколько об этом не жалеем! В 2008 разразился кризис, а мы впервые в жизни купили за наличку машинку-автомат, микроволновку, диван и детскую кроватку за раз! И материнский капитал оформили, и два раза по 12 тысяч получили! То есть Бог финансами не обидел, но не это главное;- Главное, у нас был сын, Наш сын! А мы его родители! Почти сразу после усыновления мне в автобусе пришла мысль, я знаю, она была От Господа: Я "яЯЯ вернул тебе сына, т.е. та ошибка была исправлена.

Алена Лабушкина.Кемеровская область

История Марины Кожиной


Большое спасибо что вы мне ответили и что вы завели свою страницу в интернете. Я только начала осваивать интернет, извеняюсь если что-то не правильно.

Мне 30 лет, мужу 32 года. Моя вторая половинка с 7 лет рос в детском доме. Муж очень хороший, добрый, приспособлен к жизни. Он знает какая жизнь в казенном доме.

У нас двое своих детей. Первого ребенка, Олю мы оформили опеку 4 года назад. Мне казалась, что легко воспитывать чужого ребенка, но это очень трудно.После того как мама ее бросила, над ней оформил опеку родственик, но ему она надоела и так, как он в нашем маленьком городе не последний человек "староста церкви" ему пришлось отдать ребенка своим родителям, которые 3 летнего ребенка привязывали к ножки кровати, чтоб не мешал.

Пока я оформляла документы на опеку, ребенок попал в больницу лопнул апендицит, после этого ей целый месяц делали уколы с железом. После моральной травмы нанесли еще и болевой шок. Вот этот комок нервов мне и достался. У ребенка не держалась моча. Она всего боялась, ночами сильно кричала, я не могла отойти от нее. Она два года адаптировалась. Сейчас ей девятый год, очень добрый человечик, учится очень хорошо. Со всеми недугами мы справились.

В прошлом году мы решили взять еще мальчика, лет четырех. Нашли ребенка, но у него оказалось две сестренки, пришлось и их взять в нашу семью. Дети все очень разные, но проблем пока серьезных нет. Больше поблем с чиновниками,... везде приходиться унижаться. Детский сад для шестого приемного я выбила только через прокуратуру.

Если кто-то решился стать приемным родителем, надо сто раз подумать спаравишься ли ты, полюбишь ли ты чужого ребенка,а ему необходимо внимание и сочуствие намного больше, чем своему родному ребенку.

Марина Кожина .Сибирский ФО, Иркутская область

Семья Пономаренкова


Очень рада, что нашла людей близких в понимании вопроса премных детей и хочу общаться с такими семьями. С Андреем мы в браке 10лет. В первые годы нашей жизни мы пытались лечить мое бесплодие...было много операций, лечение, реабилитация...Но все тщетно.

В 2002 году мы удочерили нашу первую доченьку Яну.Но продолжали лечение и попытки забеременеть.Детей мы очень любим,и если бы могли родить,с удовольствием имели бы много деток.

Так мы решили принять мальчика в семью и так дальше пошло.Сейчас у нас 6 ребятишек из которых толькло 1 удочерена и мы планируем прибавление !!!Ведь так здорово дарить тепло,любовь и заботу!В этом году,нам от нашего района было присвоино звание "Семья 2010года",номинация МИЛОСЕРДИЕ!Это очень приятно!
Мы благодарим Бога за то,что Он помогает нам и нашим детям!

Ирина Пономаренкова.Сибирский ФО,Иркутская обл.,35 лет

история Наташи Трубочкиной


История усыновления. Три месяца спустя.
Мы с мужем задумались об усыновлении случайно (если вообще случайности в жизни бывают). Однажды вечером я нажимала на кнопки пульта, просматривая все, что идет по телевизору. И вдруг наткнулась на передачу о брошенных детях. Совсем неожиданно у меня вырвалась фраза: «О, эта передача как раз для меня!» Я даже не знаю,почему это сказала, как-то вдруг вырвалось и вскоре превратилось в реальность.

НАДО признаться, что в глубине души у меня всегда было смутное желание взять ребенка, и я была уверена, что когда-нибудь сделаю это в своей жизни, но, честно говоря, я и не предполагала, что это будет... наш первенец.

Мы с мужем не могли оторвать глаз от экрана - так захватила нас передача. Моя реакция была очень эмоциональной - просто ком в горле стоял, выразить словами нахлынувшие чувства было невозможно. Утром, собираясь на работу, я спросила мужа о его отношении к приемным детям. Он сказал, что вполне мог бы усыновить ребенка. Мы даже порассуждали немного, кого бы нам хотелось - мальчика или девочку, возраст малыша, отношение родителей и окружающих к такому поступку и т.п. Пару недель после этого утреннего разговора идея витала в воздухе, но обсуждалась уже менее активно. Каждый разбирался с собой, своими мотивами и чувствами. Я скорее склонялась к мысли сначала родить, а потом - уже имея опыт воспитания - усыновлять.

Но так получилось, что вскоре мы посмотрели еще одну передачу на ту же тему. Теперь уже муж был инициатором разговора об усыновлении всерьез. Я была очень рада: он озвучил мои скрытые желания. Несмотря на мою потенциальную готовность взять малыша, я понимала, что в семье решиться на этот ответственный шаг должны оба супруга.

Мы взялись за бумажные дела. Первое, что потребовалось, - это информация. Вопросов возникло много: как искать ребенка, какие нужны документы, сколько в среднем по времени занимает процесс и т.д. В Интернете мы нашли сайт «К новой семье» и конференцию о приемных детях. Прочитав все материалы, начали собирать документы - получали рекомендации, справки, писали автобиографии и т.д. Затем пошли в органы опеки. Работник оказалась милейшей женщиной. Поддержала нас, не задавала глупых вопросов типа: «А зачем вам это надо?» Справки из милиции, к счастью, нам оформили за 15 минут. Получение медицинского заключения заняло недели полторы. Пришлось отпрашиваться с работы, бегать, буквально ловить нужных специалистов, стоять в очередях. И вот наконец все готово.

Собрав необходимые документы и передав их в органы опеки, мы уехали в отпуск на пару недель к родителям мужа - надо было поставить их в известность о том, что очень скоро они неожиданно превратятся в бабушку и дедушку. Не буду скрывать, я очень переживала. Внуков родители ждут давно, но как отреагируют на решение о приемном ребенке? После недолгой паузы прозвучали сокровенные слова: «Мы уже так давно хотим внука, что примем и будем любить любого».

Своей маме я сказала о наших планах еще до начала сбора документов. Несмотря на шок и волнение в первый момент, на следующий же день мы получили ее полную поддержку и одобрение.

ПО ПРИЕЗДЕ из гостей в опеке нас уже ждало «раз решение быть усыновителями». На следующем этапе мы отправились в Министерство образования Московской области, где нам вручили для просмотра огромную папку с анкетами и фотографиями детей, так называемую оперативную сводку, т.е. данные за последний месяц о появившихся и не усыновленных по месту пребывания детях. Скажу честно, выбрать ребенка, глядя на нечеткие фотографии и скудные анкетные данные (имя, возраст, вес, рост, цвет глаз, цвет волос, состояние здоровья, если имеются, то данные о родителях, сестрах, братьях, национальности), мягко говоря, сложно. Главное - мы настроились на малыша до года, и ни пол, ни национальность, ни цвет глаз и волос для нас не имели никакого значения. Но не буду лукавить, конечно, хотели ребенка без серьезных патологий в здоровье.

Изучали мы эту папку часа два, в итоге выбрали пять или шесть анкет детишек до года. А направление на посещение малыша выдается только на одного ребенка! Пришлось решать, к кому из детишек мы поедем вначале. В результате мы с мужем, не обсуждая и не договариваясь, выбрали одну и ту же анкету - девочки шести месяцев. Нас просто сразили ее глаза - огромные, удивленные и беззащитные - они так и смотрели прямо в душу! И мы не устояли. Кроме того, ребенок оказался один-одинешенек на белом свете - ни мамы, ни папы, ни сестер, ни братьев - ну просто НИКОГО. Девочка была подброшена в возрасте двух дней. Как будто бы ждала нас, нерасторопных...

Поехали в опеку ребенка, потом - сразу в детскую больницу. Пришли к заведующей детским грудным отделением, обсудили состояние здоровья малышки. Сама я была простужена и на встречу с ребенком не очень-то надеялась. Поэтому слова заведующей прозвучали для меня неожиданно: «Ну, а сейчас мы вам девочку принесем. Мамочка, вот вам повязка на лицо, встаньте во-о-н в том дальнем углу и к ребенку не приближайтесь!» У меня просто в глазах потемнело! От волнения начала мерить кабинет шагами: туда-сюда, туда-сюда...

И вот дверь открылась, и медсестра внесла девчушку - голенькую, в одном памперсе и легкой пеленочке. Ее вручили еще не успевшему прийти в себя папе. Он взял девочку на руки, сказал ей что-то ласковое... А я в это время притаилась в углу кабинета и не могла сдержать счастливых слез: малышка доверчиво трогала пальчиком пуговичку у папы на рубашке. А еще ей очень понравились папины очки от солнца.

Курносенькая, немного худенькая, волосики беленькие-беленькие - это все, что я рассмотрела из места своего заточения. Как потом оказалось, в отделении она была любимицей - медсестры между собой звали ее «королева». Машеньке было тогда без двух дней семь месяцев.

После первой же встречи мы поняли - это ОНА, наша маленькая будущая доченька. Две недели до суда я пролежала в больнице с Машей в качестве новоиспеченной мамы. Особая благодарность за это медицинскому персоналу и в частности заведующей детским грудным отделением, которая позволила мне остаться. Процесс адаптации (наверное, даже больше моей) прошел у нас в стенах больницы.

Маша - наш первый ребенок, поэтому пришлось быстренько всему учиться - кормить, носик и ушки чистить и попу подмывать. И можете себе представить, насколько мне были приятны слова заведующей, которая как-то зашла к нам в палату и сказала: «Вот смотрю на вас, все у вас так естественно, как будто с рождения с девочкой». Кроме того, благодаря постоянному пребыванию с ребенком к моменту выписки я четко знала Машин режим сна, бодрствования, питания, и в первые дни дома мы придерживались установившегося графика для облегчения адаптации. Но самое главное, что в эти первые дни в больнице мы начали познавать друг друга, учиться быть и жить вместе.

И вот наконец суд. Он занял всего десять минут и, по большому счету, был просто формальностью. Непосредственно перед слушанием я занервничала: дело в том, что представитель опеки ребенка немного опаздывала. К тому же за несколько дней до суда она ушла в отпуск, и, хотя она и обещала довести наше дело до конца и присутствовать на слушании, я переживала: а вдруг не придет? К счастью, надо отдать ей должное, она появилась, и суд состоялся, и даже решение было объявлено к немедленному исполнению.

В тот же день Машенька появилась дома, и наше семейство обрело нового человечка - самого главного и родного. Обе бабушки первый раз увидели внучку. Сказать, что они были счастливы - все равно что ничего не сказать!!! Моя мама плакала... С тех пор души во внучке не чают и всегда готовы помочь.

ВОТ уже три месяца прошло, как Маша дома, а я уже и не помню того времени, когда ее не было с нами. Ребенок развивается не по дням, а по часам. В первые дни дома она почти не улыбалась, в основном молчала, правда, плакала редко, но и агукала тоже нечасто. Где-то через месяц начала лепетать, стали проскальзывать разные слоги. И вот наконец первое нечеткое «ма» во время плача... А потом и «ма-ма», и уже я едва сдерживала слезы... Совсем недавно рассказывала ей детский стишок «Гуси-гуси, га-га-га», так вот каково же было мое изумление, когда на мое «гуси-гуси» доча ответила мне: «Га-га-га»!!! Да так четко! Я просто оторопела, я ведь даже никогда не просила ее за мной повторять... А потом весь вечер она бубнила «га-га-га».

Когда мы ее первый раз увидели, Маша умела сидеть и очень быстро вставала в кроватке. Месяцев с восьми мы уже ходили дома за две ручки, а в десять с половиной она пошла самостоятельно. Причем, что интересно, произошло это в день ее крестин. С Божьей помощью, как говорится. Сейчас у нас шесть зубиков. Ни у каких врачей на учете не состоим. Все идет своим чередом - растем родителям на радость.

Я не скажу уверенно, была ли у Маши адаптация. Наверное, потому, что мне тяжело отличить обычные трудности во время роста ребенка. Где-то после месяца пребывания дома были сложности с засыпанием вечером - ребенок криком кричал, прежде чем уснуть. Длилось это примерно неделю, а потом вдруг все вошло в норму. Уверена, что такое бывает и у обычных детишек. Кушала Маша всегда охотно, но вкусы постепенно меняются, опять-таки как и у всех детей.

А вообще моя мама говорит, что нам с мужем жутко повезло (не то что ей со мной и сестрой) - ребенок спит ночами, на горшочек ходит (когда мама посадит, сама, конечно, пока не просится), кушает хорошо, некапризна, и уж если плачет, то точно на то есть весомая причина, развивается с опережением, общительная - на улице даже прохожим улыбается приветливо, радостная и довольная жизнью. Надеюсь, в этом есть и наша небольшая заслуга.

С появлением дочки я ушла с любимой работы, выбор был сделан осознанно, просто все в жизни должно быть вовремя, и на работу я еще успею вернуться. А пока мне очень нравится мое новое предназначение - я просто МАМА. Весь день «кручусь» и занимаюсь исключительно Машей и домашними делами, но, Боже, какое же это СЧАСТЬЕ!.. Я только недавно поняла, что такое радоваться каждому мгновению - каждому мгновению рядом с малышом. Вот она улыбается во весь рот, вот прыгает от нетерпения в стульчике, а вот брызгается в ванне... Словами не передать всю любовь и нежность в сердце. А на душе стало тихо и спокойно.

Всем, кто только в начале пути усыновления, я бы хотела пожелать следовать зову сердца и ничего не бояться, тогда у вас обязательно все получится и ваш малыш вас найдет.

Наташа Трубочкина., Моск.обл.

Наверх страницы



Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче

Как приготовить биогумус в домашних условиях на даче